Тревога. Часть 1. "Чистый" аффект?
Тревога представляет собой довольно сложный феномен, тяжело поддающийся осмыслению и описанию. Мои попытки кратко, четко и понятно разложить тревогу по полочкам потерпели неудачу: и не только потому, что вместить психоаналитические концепции тревоги в рамки одной статьи не представляется возможным, но и, видимо, потому, что в этом вся суть тревоги - для нее как будто не хватает слов, ее не получается полностью ухватить, препарировать, разобрать на атомы, постичь и тем самым от нее защититься. Придется нам смириться с тем, что это будет далеко не последний разговор о тревоге, и, сколько бы их ни было в дальнейшем, все равно что-то останется не сказанным. Но это не повод оставлять попытки.

Тревога принципиально отличается от всех других аффектов и занимает совершенно особое место в психоанализе. Под аффектами, упрощенно говоря, мы понимаем чувства, эмоции, переживания. Каждый аффект в нашей психике связан с определенным представлением: например, когда мы видим любимого человека (у нас есть представление о нем и о нашем к нему отношении), то обычно мы испытываем аффект радости, представление о чужих успехах может вызывать аффект зависти, а представление о ситуации какой-либо несправедливости - скажем, гнев. Есть только один аффект, не связанный с представлением, так называемый "чистый" аффект. Как уже догадался прозорливый читатель, это тревога.

Тут можно возразить, мол, как же так? Ведь можно тревожиться, например, за свою семью, здоровье, успехи (или неуспехи) в работе… Можно, но в этом случае речь уже будет идти не о тревоге.

Психоанализ разделяет такие понятия как испуг (внезапное столкновение с чем-то пугающим), боязнь/страх (пролонгированное состояние, когда объект определен, мы знаем, кого или чего боимся) и тревога (безобъектное состояние ожидания опасности). Так что, когда мы говорим, что "тревожимся" о близких, мы на самом деле боимся, что с ними что-то случится (и можем сказать, что именно), т.е. имеем в виду страх.

Настоящей же тревоге присущ характер неопределенности и беспредметности. Это липкое, мучительное ожидание чего-то плохого, ощущение, что происходит что-то неладное, но конкретизировать это "что-то" не получается. Нет слова, чтобы это назвать. А если нет слова, нет объекта, то становится не понятно, что же со всем этим делать? Убежать - неизвестно от чего - не получится. Бороться - с чем? - тоже бессмысленно. Мы не можем избавиться от того, чего и так как бы нет. Поэтому тревога невыносима. Это один из самых мощных и тяжелых аффектов для нашей психики. В крайних своих проявлениях тревога принимает вид панических атак, когда человеку кажется, что он умирает. Парализующий "безымянный ужас" - тоже об этом.

Откуда же берется тревога? Здесь начинается самое интересное. Начнем с того, что, как сказал Жак Лакан, тревога, строго говоря, "не без объекта". То, что объект не представлен в нашем сознании и мы ничего о нем не знаем, еще не означает, что его нет. Он существует, но там, где к нему обычно нет доступа - в бессознательном.

В бессознательное вытесняются представления, которые являются для нас неприемлемыми и вследствие этого подвергаются цензуре. Например, мы можем вытеснять представления, связанные с ненавистью к любимому человеку (спойлер: мы всегда немного ненавидим тех, кого любим, и немного любим тех, кого ненавидим, просто лучше осознаем одну часть и вытесняем другую). Речь всегда идет о значимых Других и отношениях с ними, которые стали частью бессознательной истории субъекта.

Таким образом, неприемлемое представление вытесняется в бессознательное и относительно благополучно "забывается", а связанный с ним аффект остается. И у него есть два пути: либо сместиться на другое представление, ассоциативно связанное с первым, либо реализоваться в виде тревоги. Для психики предпочтительнее первый вариант, ибо она всеми силами стремится защититься от невыносимой тревоги. Чтобы связать тревогу, психика "находит" для нее объект и таким образом формирует страхи, фобии и прочие симптомы.

Так что если вы фобически, иррационально боитесь змей, пауков, клоунов и дырочек на одежде, знайте - на самом деле вы боитесь не их. На самом деле ваша фобия помогает вам от тревоги, связанной с чем-то вытесненным, и это вытесненное по ассоциативной цепочке связано с объектом вашей фобии. В качестве другого наглядного примера можно привести невротика навязчивости: если ему не дать выполнить его ритуал (например, не позволить помыть руки или нарушить его порядок одевания), он сразу разовьет сильную тревогу. Убираем симптом - высвобождаем тревогу. Что из этого "меньшее из зол" - большой вопрос.

Продолжение следует...
Источник:  
Хэштеги:  
Статья
70
Опубликовано: 11 августа 2022
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567