Тревога. Часть 2. Любите ли вы молочные пенки?
Тревога. Часть 1.



Любите ли вы молочные пенки? Большинство, полагаю, сейчас неприятно поморщились, а кто-то, возможно, пошел подогреть молочка. В целом, и то, и другое - вполне обычная реакция. Однако бывает и так, что молочная пенка, ее вид или прикосновение к губам, вызывает у человека сильнейшую тревогу, сопровождающуюся учащенным сердцебиением, головокружением, судорогами и рвотой. Почему так? Ответ - кастрация.

Как это часто бывает в психоанализе, "совы - не то, чем кажутся". Поэтому не нужно понимать "кастрацию" буквально. В психоанализе это диалектический термин, который символизирует одновременно и утрату, и приобретение. Человек в своем становлении с необходимостью проходит череду кастраций: каждая утрата ведёт к усложнению психики, к переходу на качественно иной уровень психического функционирования.

Например, все мы, с той или иной долей успеха, прошли оральную кастрацию - отлучение от материнской груди. Утрата груди, среди прочего, дала нам возможность заговорить - огромное приобретение для любого субъекта. Она же способствовала формированию рта как эрогенной зоны - поэтому люди в большинстве своём любят целоваться. А иногда - если что-то пошло не так - еще и пить, курить и переедать: не всегда, но достаточно часто различные зависимости разворачиваются именно в оральной логике поиска замены материнской груди.

Любая кастрация происходит посредством запрета, выраженного в словах Другого. Можно сказать, что отлучение от груди - это адресованное ребенку послание "Ты больше не можешь питаться телом матери". По сути, это запрет на каннибализм. Каждый такой запрет продвигает субъекта на пути его вхождения в культуру: мы не едим друг друга, не убиваем, не вступаем в сексуальные отношения с близкими родственниками и т.д.

Запрет всегда предполагает наказание за его нарушение, и вот тут и возникает тревога, а вместе с ней - и вытеснение невыносимых представлений как способ с ней справиться. Но у вытесненного есть одна интересная особенность - оно всегда пытается вернуться из бессознательного.

Тревога актуализируется тогда, когда вытесненное, "запретное" слишком близко подходит к границе нашего сознания. Такой возврат (как бы "припоминание", но не до конца) может быть спровоцирован порой совсем неожиданными триггерами. Например, молочной пенкой.

Молочная пенка - как кожица на поверхности молока - ассоциативно отсылает нас к материнской груди, взаимодействие с которой (и взгляд, и особенно прикосновение) носит для субъекта, вышедшего из младенческого возраста, запретный и, более того, инцестуозный характер. Поэтому столкновение с молочной пенкой может вызывать такую сильную тревогу.

Тревога - это то, что не врет. Тревога сигнализирует нам о том, что мы приближаемся к какой-то истине о себе, о которой ничего не знаем и знать не хотим. Эта истина сама вдруг дает о себе знать, в обход нашего сознательного желания, и угрожает разрушением нашей системе представлений о себе.

Что с этим делать? Для начала, отказаться от иллюзии, что от тревоги можно "излечиться". Это сигнальная система и вообще-то она очень полезная, так что совсем от нее избавляться - не лучшая затея, да и не получится. Однако совладать с аффектом тревоги все же возможно - посредством символизации. В переводе с психоаналитического это значит облечь в слова, вербализовать связанные с тревогой бессознательные представления, перевести ее из чистого аффекта в систему означающих, вписанных в психическую историю субъекта, в историю его утрат и приобретений.

Продолжение следует...
Источник:  
Хэштеги:  
Статья
95
Опубликовано: 12 августа 2022
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567