Сепарация девочки от матери. Отделиться психологически,чтобы жить.
Проблема сепарации дочери от матери сейчас актуальна как никогда. Все чаще в терапию обращаются 30-летние женщины,у которых не складывается личная жизнь. В процессе работы выясняется,что у них сложные,запутанные отношения с матерью,нередко они живут вместе с ней.
В своей статье предлагаю взглянуть на проблему сепарации девочки от матери в теории объектных отношений и в психоанализе.

Теория объектных отношений предоставляет нам возможность проследить формирование слабого, инфантильного Я у дочери в диаде мать и дочь при полном отсутствии отца как 3 участника семейной системы или в присутствии слабого, безвольного отца, не выполняющего должным образом свои супружеские и отцовские функции.

В труде К.Эльячефф и Н.Эйниш "Дочки-матери. Третий лишний?" лучше всего видны тонкости взаимоотношений в диаде мать и ребенок (в нашем случае - девочкой). Авторы рассматривают отношения в диаде, с точки зрения проявлений различных патологий, возникающих в этих отношениях в случае невозможности ребенка сепарироваться от матери. Основная ответственность за возникновение различных отклонений ложится на мать. Эльячефф и Эйниш склонны считать нормальным симбиоз в самом начале материнско-дочерних отношений до начала отделения ребенка и обретения им самостоятельности. Поскольку в начале жизни ребенок максимально зависим от матери и ее добросовестное выполнение своих материнских функций гарантирует ему выживание, симбиоз действительно необходим: благодаря ему мать лучше чувствует потребности младенца и может вовремя их удовлетворить, не допуская излишней фрустрации новорожденного (проявление "первичной материнской озабоченности" по Винникоту). В случае гармоничного материнства необходимость симбиотических отношений отпадает в связи с взрослением и сепарацией ребенка, мать не тормозит развития ребенка, не пытается блокировать любое проявление его самостоятельности, наоборот, за счет умения контейнировать его негативные состояния и не быть холодной, продолжая его любить, принимая все его проявления "достаточно хорошая" мать помогает ребенку обрести независимость.

Но как уже говорилось, труд Эльячефф и Эйниш основан на патологиях. Безусловно, патологии связаны с продолжением уже ненужных ребенку симбиотических отношений с матерью, из которых вычеркнут тот самый третий из заглавия книги - отец ребенка и муж матери.

Эльячефф и Эйниш рассматривают основные типы матерей, вызывающие у ребенка нездоровые психические явления на примере художественных произведений и кинолент: мать в большей степени, чем женщина и женщина в большей степени, чем мать. Эти 2 противоположных полюса -2 крайности в отношении матери к ребенку, между ними располагаются и другие типы матерей, которые тяготеют в большей или меньшей степени к одной из этих крайностей или стараются балансировать между ними. Так мать в большей степени, чем женщина отрицает свою сексуальность и не желает строить отношения с мужем, а женщина в большей степени, чем мать уделяет все свое внимание карьере или любимому мужчине, вычеркивая из своей жизни нелюбимого ребенка.

К симбиотическим отношениям склонны матери в большей степени, чем женщины за счет тяготения к слиянию с объектом любви, тенденции к его поглощению. Такие матери часто имеют слабое Я и пытаются компенсировать это при помощи создания отношений, где будет "мы" вместо 2 Я. Они возмещают недостаток любви и принятия в родительской семье через отношения без личностных границ со своим ребенком. Матери в большей степени, чем женщины интроецируют на ребенка свои травмированные, расщепленные части личности ( постоянная тревожность, приписываемая страху потерять ребенка и создающая максимум запретов для него – ничто иное как чувство незащищенности самой матери и острая боязнь одиночества) и пытаются оградить его от любых проявлений самостоятельности, они тотально контролируют все сферы жизни ребенка, постоянно вмешиваясь в них, подобная зацикленность на ребенке проявляется из-за недостатка эмоциональных связей у матери, ребенок вынужден их заполнять, нередко ставясь матерью на место ее мужа или ее матери. В подобных отношениях вся любовь и внимание акцентированы на ребенке, та часть любви, которая предназначается супругу ему не достаётся в виду его полного отсутствия в семейной системе (смерть) или же в виду вытеснения мужа за рамки отношений с ребенком. Сексуальный интерес к мужу теряется, главная всепоглощающая страсть женщины-материнство. [5;7] В этом несложно убедиться, обратив внимание на отражение подобных отношений в кинематографе: в "Белиссиме" и в "Пианистке". В обоих кинолентах отец исключен из семейной системы: в "Белиссиме" он присутствует, но мать всячески пресекает его попытки сблизиться с дочерью, мать ставит дочь на его место; в "Пианистке" отец умирает до рождения главной героини и мать воспринимает ребенка как заместителя отца. В обоих фильмах попытка матери сделать ребенка звездой, исходя из собственной нереализованной потребности во всеобщей любви и признании, только в случае "Пианистки" это удавшаяся попытка.

В "Пианистке" последствия симбиоза для дочери значительно тяжелее: Эрика склонна к различным извращениям, она буквально заперта в отношениях с матерью, она одинока, лишена собственной идентичности, ее идентичность смешана с материнской, она не имеет собственных границ, не умеет строить отношения с другими людьми, не состоит в браке. Отношения с влюбленным в нее учеником не складываются, она не в состоянии впустить его в свою жизнь, дать ему место рядом с собой, Эрика вместо полноценных отношений идет на подлог: выдает ему список своих сексуальных фантазий мазохистического характера, что приводит к насилию с его стороны. Она так и остается с матерью. Мать в отношениях с ней воспроизводит ситуацию платонического инцеста (по А. Наури платонический инцест - инцест не переходящий в действие) [5]

Последствия симбиоза: смешение идентичностей матери и дочери, дочь не мыслит себя вне отношений с матерью, слабое Я, неумение строить отношения с другими людьми, отсутствие собственных психологических границ, склонность к зависимым отношениям с другими, гомосексуальность, блокирование сексуальности, негативное восприятие мира (он воспринимается как враждебный), неумение гармонично контактировать с мужчинами, невозможность самореализации в роли женщины и матери, нередко наличие различных форм извращений (как в фильме "Пианистка").

Женщины в большей степени, чем матери считаются плохими матерями. Они поглощены страстью - карьерой или любовью к мужчине, ребенок не имеет места рядом с матерью, он нелюбим. Карьера или любовь для матерей данного типа – возможность жить полной жизнью, они развиваются в одном направлении, оно компенсирует их неудачи во всех остальных сферах жизни, помогая не погружаться в негативные эмоции, сублимировать внутреннее перенапряжение на творчество или любовные отношения. Как правило, такие женщины не были любимы в родительской семье и не умеют любить своих детей. Они самоутверждаются за их счет, унижая их и требуя признания собственного превосходства над ними. У дочерей таких матерей нет чувства самоценности, низкая самооценка, отсутствует образ собственной идентичности, они не чувствуют себя достойными любви других людей и зачастую сами не могут любить никого, кроме отвергающей матери. Эти обделенные материнской любовью дети не могут найти источник утешения и в других женских фигурах, настолько сильно недоверие к самой возможности быть любимыми.

Очень ярко проиллюстрирован этот тип матери в фильме "Осенняя соната" и в романе "Мадам Бовари".И Шарлотта в "Осенней сонате" и Эмма в "Мадам Бовари" - отвергающие, холодные матери, неспособные на проявление элементарной заботы к детям ( Шарлотта не хочет поддерживать дочь после потери ребенка, Эмма кончает жизнь самоубийством в присутствии малышки Берты).

Таким образом, и матери в большей степени, чем женщины и женщины в большей степени, чем матери не являются "достаточно хорошими", не умеют контейнировать негативные эмоции детей, не выполняют функцию зеркала, будучи сами расщепленными, они своими интроектами способствуют расщеплению личности дочерей, ломают им жизнь.

З.Фрейд, Х.Дойч и Ильзе-Шарль Одье в большей степени концентрируют свое внимание на прохождении Эдипова комплекса у девочки во время фаллической стадии развития. Сам Эдипов комплекс является продуктом кастрационной тревоги - результата принятия факта кастрациии как уже свершившегося и осознания своей неполноценности по сравнению с мальчиком. В своем неблагоприятном положении девочка склонна винить мать, привязанность к которой была очень сильна до момента открытия ущербности своих гениталий. Принципиальным отличием Эдипова комплекса девочки от мальчика является тот факт, что девочка должна отвернуться от первичного объекта любви, матери, к отцу, сменить активную, фалличную позицию по отношению к матери, отвернувшись от нее, на пассивную, женственную установку по отношению к отцу. То есть женщина достигает позитивной фазы эдиповой ситуации только после прохождения негативной ее стадии.

Интенсивность доэдипальной привязанности девочки к матери, в результате разочарования в ней как, в существе неполноценном и не способном удовлетворить полностью требования в безраздельной любви, обращается с такой же интенсивностью на новый объект – отца, в то время как мать становится объектом неприязни, которая сглаживается за счет идентификации с материнской фигурой. Важно отметить, что мать всегда остается для девочки первичным объектом, вызывавшим столь сильные эмоциональные и сексуальные порывы, что затрудняет для нее становление на путь женственности. [5]

Формирование Сверх-Я девочки, приходящееся на этот период складывается из родительских интроектов. Так в практике Ильзе-Шарль Одье негативные материнские установки для одной из ее пациенток - Анны обернулись запретом на выражение женственности и сексуальности и как симптом-навязчивыми мыслями сексуального характера, а для другой- той самой Клэр (дочери суфражистки) также отказом от женственности и вагинизмом. Интересно, что в обоих случаях Одье говорит о том, что проблемы берут начало в регрессе в доэдипальный период : девочки отказываются от отца как от привлекательного объекта в пользу близких отношений с матерью и это способствует образованию диады, в которой мать табуирует любые проявления сексуальности дочери и тормозит ее развитие, отец вытесняется. В случае Анны мать никогда не говорила с ней о сексуальности, что заставляло ее чувствовать себя "грязной" по сравнению с матерью, которой она приписывала исключительную чистоту. Сексуальность Анны настолько подавлена, что может проявлять себя только мазохистически: в фантазии о том, что она проститутка, причем эта фантазия связана с эпизодом в реальной жизни-поездка с матерью в другой город и совместная ночевка в одной кровати (Анна всячески этому противилась и просила найти отдельный номер для себя) и боязнью , что окружающие подумают о гомосексуальных отношениях Анны и ее матери. Мать Анны для нее образ плохой матери, она постоянно ищет хорошую мать и находит ее в самой Одье. И Анна, и Клэр страдали от фиксации на материнском объекте. Матери женщин, как они сами.

Формирование сильного, директивного Сверх-Я блокирует проявление здоровой женственности, формирование слабого Сверх-Я рискует затопить женщину влечениями, с которыми она не в силах совладать.

Таким образом, мы выяснили как рассматривалась данная проблема в теории объектных отношений и психоанализе.

Как молодой женщине выйти из этих ставших губительными отношений?

Только прохождение длительной психотерапии поможет восстановить целостность личности дочери, большую роль в процессе психологической работы будут иметь: переходный объект (подруга, психолог или супруг дочери), который поможет сепарироваться от матери; постепенное выстраивание личных границ; глубокая проработка травмированных в отношениях с матерью, расщепленных частей личности; восстановление целостности Я, проработка негативных материнских установок в основе Сверх-Я дочери.

Библиографический список:

1. Кляйн М., Любовь, вина и репарация. — Т. II. — Ижевск: ERGO, 2007. (Психоаналитические труды Мелани Кляйн в 7 томах)

2. Малер Маргарет С.,Пайн Фред, Бергман Ани Психологическое рождение человеческого младенца: Симбиоз и индивидуация. Пер.с англ.-М.: Когито-Центр, 2011.

3. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери. — М.: Класс, 2007.- 15 с.

4. https://www.litmir.me/br/?b=192472&p=1

5. https://fil.wikireading.ru/69713

6. Одье И.- Ш. Вклад в изучение Сверх-Я женщины. [текст]/ Ильзе – Шарль Одье; пер.с фр. – Ижевск : ERGO, 2013. – С.15




Статья
104
Опубликовано: 17 ноября 2020
Комментарии
© Personal Invites, 2019