А мне не больно, а мне прикольно или кто такой травматик, и как с этим жить.

Травматик - человек, перенесший психологическую травму и, как правило, не одну. Травма появляется в том месте, где есть место столкновению реальности и внутренних установок, ценностей, какого либо знания о себе и мире. Как происходит развитие травмы?
Выпадение в травму происходит, когда человек не в состоянии принять реальность происходящих событий:
- события развиваются слишком быстро, информация и эмоции не успевают перерабатываться психикой
- или же на переработку, проживание не хватает ресурсов.
В первом случае имеем дело с шоковой травмой, во втором – с травмой развития.
Шоковая травма – как правило, крайне негативное событие, носящее внезапный характер (изнасилование, внезапная смерть близких, автокатострофа, внезапно обнаруженная тяжелая болезнь, измена, потеря работы и т.д.). Шоком может стать что угодно, если для этого есть почва в виде определенных личностных особенностей человека, общего состояния его дел и лабильности психики в отдельно взятый момент времени.
Травма развития – травма, протяженная во времени, когда интенсивность переживаний в единицу времени может быть не высока, но накапливаясь, подобно снежному кому, приводит к разрушительному эффекту. Возникает впечатление, что "я неправильная", "недостаточно хорошая", "такую меня любить и принимать никто не сможет" или "мир неправильный" – это спусковой крючок для сильнейшего внутрипсихического конфликта, прожить который бывает очень непросто. Заблокировать, отщепить эмоции от себя в тот момент было жизненно необходимо для сохранения относительно нормального функционирования психики, так срабатывают ее защитные механизмы. Отщепленная часть погружается в глубокие слои бессознательного и дремлет там до определенного момента: пока чье-то чужое неосторожное слово, действие, некий вещественный предмет, случайные события не вызовут слишком яркую, по меркам окружающих, откровенно "ненормальную" реакцию травматика. Причем, нередко сам травматик не может вспомнить разрушительное событие, аукнувшееся спустя несколько лет неким симптомом – будь то глубокая обида на незначительное замечание и тяжелые переживания в связи с этим, или психосоматическое проявление (мигрень, панические атаки и т.д.).
Человеку долгое время может даже казаться, что ничего страшного не произошло, что ситуация завершилась, все позади и можно просто жить. Но беда в том, что просто жить не получается. При этом чувствительность снижена, эмоции заморожены. Превалирует установка на то, что отсутствие чувств – большое благо (как фильме "Эквилибриум"), лучше обходиться вовсе без них. Своеобразное эмоциональное самооскопление: запрет на проявление чувств и эмоций. Но где нет места плохим эмоциям, там его нет и для положительных. Общение с окружающими становится сухим и безэмоциональным, жизнь теряет свои краски. А часто тот, кто прячется от своей боли , слеп и глух к чужой, отрицает ее, как он это делает со своей. Так человек переживший насилие в семье (инцест, систематические избиения одним или обоими родителями или моральные унижения) может, отрицая невыносимость собственного травматического опыта внедрять во взрослую жизнь насилие как норму, измываясь над теми, кто его любит.
Что мы получаем в итоге: существование на автомате, а не жизнь, мизерное количество ресурсов и на фоне этого - апатию, депрессию и попадание в ситуации, в которых бессознательно травматик стремится перепрожить свою травму, но с качественно иным исходом. За счет нехватки ресурсов последствия плачевны: происходит ретравматизация, он снова ранится. Чуда не случилось.
Нет сил для проживания травм, часто присоединяется неумение адекватно коммуницировать – а в это понятие входит и умение вовремя дать знать окружающим, что остро нуждаешься в поддержке, что ты выпал в травму и не можешь самостоятельно из нее как из темного колодца выкарабкаться. Большая часть эмоций при этом не осознается и не озвучивается вслух.
"А мне не больно, а мне прикольно", помните эту фразу из дурацкой песенки? Это о травматиках. Травматик не знает, где заканчиваются его ограниченные ресурсы, он не распознает вовремя свои телесные сигналы: ни боль, ни удовольствие, пока не становятся совершенно невыносимыми им не ощущаются, впрочем, как и усталость. Совсем нежелезный "Железный человек".
Что с этим делать? Как не загнать себя окончательно в угол? Выход есть. Необходимо обратиться к психологу. Самостоятельно прожить ту боль, что годами скрывается, человек подобного склада не в состоянии, это опасно для психики, да и недостаток внутренних ресурсов не позволит. Специалисту же необходимо хорошо чувствовать травматика, уметь распознать за бравадой его истинное состояние. Ведь бывает, что все силы потрачены на сам приход к психологу, а на терапию их нет. Задача специалиста максимально мягко и безопасно начать поддерживающую терапию и обязательно найти вместе с клиентом неиспользуемые ресурсы для углубления в травму и ее проработки. Торопиться здесь нельзя.
Парадокс травматика в том, что освобождаясь от травм, он становится в разы сильнее и ресурснее, чем менее травмированные люди. Высвобождается так долго зажатая энергия. Травматик начинает ощущать вкус жизни, чувствовать и боль, и радость, весь спектр эмоций. Он постепенно обретает целостность. Меняется образ собственного тела, оно становится хорошо ощутимым. У травматика появляются силы и желание улучшить отношения с окружающими, он иначе смотрит на мир. Он отогревается. Вот только процесс отогревания не прост и далеко не всегда жизнерадостен. И еще будут выпадения в травмы неоднократно, пока не проработается львиная доля травм, пока не научится чувствовать на телесном уровне, когда хорошо, а когда пора передохнуть, пока не научится беречь себя и справляться самостоятельно, терапия травматика может занять не один год. Но результаты того стоят. Нужен хороший, чуткий, грамотный специалист, в тандеме с которым на основе полного доверия эти гнойные раны будут вскрываться и исцеляться. Никогда не поздно начать жить полной жизнью.




Статья
81
Опубликовано: 29 ноября 2020
© Personal Invites, 2019