Top.Mail.Ru
Мода на влечения, или Где отыскать желания
Влечение и желание - это разные категории.

Влечение - хоть и относится к человеческому порядку (в противовес инстинктам животных), но определяется дологическими, доречевыми, очень телесными, плохо поддающимися вербализации - часто симптоматическими "метками".

В то же время - каждый, кто в десятый раз за вечер открывает дверцу холодильника в поисках "чего-то такого" - узнаёт эту "невозможность противостоять толчку", о которой писал Фрейд в определении влечений.
Узнаёт, когда открывает - и закрывает - холодильник, или Тиндер, или каталог Икеа, или очередную науч.-поп. статью, или Вайлдберриз.

Женщина, одержимая покупкой сумочек или украшений - не желает на самом деле ни сумок, ни украшений. Она фиксирована в своем наслаждении на самом процессе покупки. Лишенная возможности покупать новые сумки - она не повернется к старым, чтобы лелеять их. И её либидо-энергия переключится на обслуживание других аспектов влечения потреблять.

Поскольку ей не нужна сумка. Конкретная сумка, необходимая для удовлетворения конкретного желания. Скажем, чемодан для путешествий или кошелек.

Влечение не обслуживает нужду - влечение обслуживает наслаждение. Обслуживает бесстыдно - сегодня мы обнаруживаем здесь инверсию стыда: стыдно не наслаждаться, стыдно не следить за модой, стыдно не покупать новые сумочки.

А вещь необходимая - удовлетворяющая конкретную нужду, обоснованную сублимационными процессами; вещь значимая, к которой можно привязаться - переводит нас в категорию желания.

Желание стремится к своему объекту, поскольку в отношениях с объектом заключена сама возможность удовлетворения.

А влечение - это тотальный и бесконечно проигрываемый отказ от объекта.

Влечение - это сторителинг, меню, карусель, каталог, сериал, - длиною в жизнь.

Машинерия влечения - это рыночная экономика, которая стимулирует потреблять, но не привязываться к объекту потребления. Это мода. Это индустрия омоложения. Это блогинг. Это фаст-фуд. Это Нетфликс.

Парализующая фиксация на потреблении - вот, что лучше всего иллюстрирует динамику влечения. Причем, потреблять (но не обогащаться) можно даже знанием. Здесь мы находим эпистемофилическое влечение, описанное Бионом, Мельтцером, Стайнером.

Влечения - это драка в очереди за новым айфоном, который устаревает еще до "премьеры". Это эпистемофилия - абсорбция бессистемного знания безо всякой прикладной цели. Это сексуальное возбуждение, пристегнутое к ирреальному образу - в безуспешных попытках его воплотить в нескончаемой веренице сексуальных партнеров…

А Желание - это метонимия. Метонимия возможна только там, где уже произошла символизация. Символизация потери. Символизация [навсегда] утраченного наслаждения - вместе с надеждой на сатисфакцию, которая периодически обнаруживает мнестический след - скажем, в литературе или кинематографе.

Например, в сюжете взаимной предназначенности двух влюбленных, словно бы созданных друг для друга. Причем, "предназначенность" эта - сулящая небывалое(!) наслаждение, - ничем вразумительным не определяется.

Это даже не признание друг друга во взаимной перверсии (которое как раз понять можно). Но какая-то невнятная, но всеми угадываемая история про то, как герои как-то по-особенному друг для друга пахнут, двигаются, "звучат", "излучают энергетику".

А это вовсе не волшебство, не чудо, не божественный промысел: это регресс к влеченческому уровню. Уровню асимволии, бессмыслицы, невозможного. Уровню младенца, блаженно уснувшего с соском матери во рту, всемогущественно утвердив себя на месте её желания.

Желание же - напротив - знаменует конец нарциссического всемогущества, полагает забвение "эдема материнской груди" - и поиск нового объекта. Объекта, способного обогащать, наполнять. Объекта, в отношениях с которым обретается сингулярность, взрослость, - если угодно.

Желание - это отказ от оцепенения в "идеальной галлюцинации" в пользу реальной жизни и развития.

А влечение - это возбуждение от поиска невероятного, замыкающее на самом себе, в невозможном наслаждении - ценой отвержения удовлетворения реального.

В игре влечений не может быть хорошо здесь и теперь - здесь и теперь намертво отравлено фантасмагорией "вероятного идеального". Да вот только идеальное невероятно…

И когда вам снова покажется, что здесь, теперь, с этим человеком, в этом деле - вы теряете "мириады лучших своих жизней" - опомнитесь! Вас посетила галлюцинация. Это влечение стремится "отнять" все ваши хлеба в обмен на пустые обещания "манны небесной"…
Статья
223
Опубликовано: 3 октября 2023
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567