Результаты работы круглого стола "Тотальный переход в он-лайн"
Круглый стол “Тотальный переход в он-лайн”.

30 апреля мы с коллегами провели круглый стол и обсудили возможный "тотальный" переход в онлайн. Для тех, кто не смог присоединиться к встрече или хочет ещё раз обдумать услышанное, публикуем результаты дискуссии.

В конференции приняли участие более 30 специалистов из разных регионов РФ, организаторами и спикерами дискуссии выступили: Гайдученко Е.В., Ершова С.К., Шерова-Игнатьева Я.Я. В качестве Эксперта была приглашена Лифшиц М.В.

Примечательно, что несмотря на вынужденность и непредсказуемость ситуации, в большинстве мы оказались готовы к изменению формата работы. В первые недели изоляции еще звучали сомнения в целесообразности перехода, но по мере развития ситуации стало очевидно, что переход неизбежен. Несмотря на то, что идея дистанционной терапии в целом не нова, для многих коллег такие изменения оказались немалым стрессом и потребовалось время на адаптацию.

По сути, мы все сейчас переживаем глубоко травмирующую ситуацию и поэтапно проходим все стадии принятия. Сначала мы отрицали как существование вируса и угрозу изоляции, так и риски для нашей профессии. Вместе со всеми согражданами мы делали вид, что ничего не происходит, мы всего лишь получили время для саморазвития. Так оно и есть, вопрос лишь в том, что именно сейчас нужно развивать. Постепенно, пройдя через торги (я посещу пару вебинаров, увеличу объем рекламы и все станет как было) и гнев (почему это происходит, я не обязан соблюдать карантин, я теряю заработок), мы вошли в депрессию и смирились.
Сейчас нам нужно принять изменения, и именно это даётся с наибольшим трудом. Мы уже понимаем, что весь мир изменится и принимаем это, но мы всё ещё думаем, что обойдемся простой адаптацией привычного стиля работы к новым условиям. Однако это не так.

Дистанционная терапия в реальности существовала с тех самых пор, как существует психоанализ. Зигмунд Фрейд и его последователи прибегали к подобному способу работы, причем как в формате терапии, так и в процессе, который сейчас мы называем супервизией. С появлением телефонной связи стало вполне принято работать в аудио-режиме и в реальном времени, развитие сети интернет принесло возможности визуального контакта с пациентами. Тем не менее, еще в начале 2010-х годов такой способ считался бесперспективным и несколько маргинальным. Его использовали с некоторой долей стыдливости и всегда вынужденно - если очные встречи в кабинете невозможны.
Только единицы коллег переходили полностью в онлайновый режим работы и, как правило, это было связано с особенностями самого терапевта. Однако психотерапия всегда была ответом на запрос общества, как бы нам не хотелось думать, что мы же и формируем этот запрос.

Давайте попробуем представить несколько вариантов развития ситуации. Предположим, апокалипсис наступил и мы оказались заперты в собственных жилищах. Потребность в психологической помощи станет выше, соответственно и наши возможности её предоставлять должны пропорционально увеличиваться.

Если рассмотреть оптимистичный сценарий, то изоляция скоро закончится и мы снова вернемся к общению и работе ИРЛ. Но все ли пациенты захотят возвращаться? С большой вероятностью, деловая активность ещё более, чем раньше уйдет в сеть, часть профессий исчезнет, офисов станет меньше. Наиболее конкурентны станут бизнесы и команды, способные мобильно, без привязки к месту и времени обеспечивать нужды клиентов. Нас ждёт глобальная оптимизация и, если не справимся, мы исчезнем, как малоэффективно функционирующий филиал гипотетического бизнеса. Но эта тенденция плоха только в том случае, если мы откажемся от самой идеи использования нового вида терапии - терапии онлайн.

Пси-бизнес давно представлен в сети и активно продается, но скорее в формате коучинга, марафонов и так далее. Терапию в сети больше принято рекламировать, нежели осуществлять. За рекламой всегда стоит план соблазнить пациента к работе в кабинете. Если это невозможно - создать виртуальный кабинет и работать так, как мы привыкли. Мы стремимся максимально приблизить обстановку к реальной и беспокоимся о том, что мы теряем, работая удаленно. Мы скорее сосредоточены на компенсации потерь, чем на извлечении плюсов. Это происходит именно потому, что мы все ещё не готовы принять мысль, что удалённая работа - не вспомогательный, а совершенно другой вид терапии.

Разумеется, базовые принципы и основы будут такими же и мы продолжим делать то, что умеем, но появятся и совершенно новые особенности и аспекты, которые требуют пристального изучения, обмена опытом, его обобщения и анализа.

В ходе беседы были сделаны выводы, что факторы, мешающие принятию изменений, можно разделить на 2 основные группы:
1 фактор внешней организации (технические и средовые аспекты)
2 факторы внутреннего сопротивления (страхи, нарциссические травмы терапевта, недоверие и боязнь пациентов).

По обоим факторам было сделано немало интересных наблюдений и ещё больше прозвучало интересных вопросов. В частности, это вопросы о возможности определенных видов терапии (парная, семейная) и о способах работы с разными категориями пациентов (очень интересный вопрос - возможна ли работа с детьми).
После завершения круглого стола мы поняли, что эта тема актуальна и требует детального обсуждения, поэтому мы планируем в ближайшее время осветить ряд особенно актуальных вопросов.
Второй важный вывод: необходимо формирование системы коллегиальной поддержки для обмена опытом и формирования методической и теоретической базы. Коллегиальная поддержка стала сейчас как никогда востребована и, спасибо онлайну, очень доступна. Остаётся только выбирать.

Статья
280
Опубликовано: 7 мая 2020
Комментарии
© Personal Invites, 2019