"Садизм и мазохизм". Размышления по теме: "Сексуальные расстройства. Сексуальные девиации" на примере фильма "Секретарша".
Возможно, я одна из немногих, у кого фильм "Секретарша" не вызвал тревожных мыслей и отрицательных эмоций, может даже отвращения. Наоборот, в конце фильма мне в голову пришла фраза, которую произнес психотерапевт Шон Мэгуайр из фильма "Умница Уилл Хантинг" :

"Мы всегда должны выбирать, кого впускать в наш маленький мир. Ты тоже несовершенен. Эта девушка, которую ты встретил, — она тоже несовершенна. Главное в том, совершенны ли вы друг для друга".

И я, как психолог-консультант, приняла особенности поведения главных героев, сексуальные девиации, которые дополнили друг друга и сделали жизнь Ли и Эдварда Грея счастливой в их зависимости (очень на это надеюсь). Я даже рада, что эти двое, страдающие от одиночества, смогли найти друг друга: Ли – более сильного и могущественного Эдварда, а Грей ту, которую можно контролировать и чувствовать свою власть.

Но это было в конце фильма. А в начале мы видим застенчивую, растерянную, девушку Ли Холловэй в нелепых высоких носках. Она выписывается из психиатрической клиники. Она сутулится и даже как-то съеживается при одной мысли о возвращении домой. Что ждет ее там?
Дома пьющий и холодный отец. Зависимая и привыкшая к обьюзам мужа мать. Ли все это видит, переживает внутри, но по каким -то причинам не может выплеснуть свое горе, отчаяние, страх и гнев во вне. Она бежит в свою кукольную комнатку (она как буд-то застряла в своем детстве и не может или не хочет оттуда выходить ни внутренне, ни внешне), достает шкатулочки и косметички, в которых лежат острые вещи: ножи, палочки и что-то еще. Этими инструментами она делает надрезы на своем теле. Причиняет физическую боль своему телу, чтобы ослабить боль душевную. А если мать запирает эти орудия пытки, то в ход идет чайник с кипящей водой.

Ли не испытывает положительных чувств к своему отцу. Вероятно, жалеет мать. Но подсознательно у нее складывается модель семейных отношений: обьюз и подчинение.
На момент выхода из клиники, у Ли нет любящих и защищающих родителей, друзей, работы. Она не рада счастью сестры, вышедшей замуж, ни однокласснику Питеру, предложившему ей руку и сердце. Ей довольно сложно почувствовать свои желания, выразить свои чувства, и сильная тревога и неуверенность в себе толкают её на поиски того, кто сильнее, в ком можно раствориться. Она ищет более значимую фигуру. А пока, ее мама возит ее по собеседованиям, с одной стороны оберегая от несчастья, с другой стороны, сама убегая от своих. Все это длится до тех пор, пока Ли не приходит в адвокатскую контору и не встречается с ее владельцем мистером Греем.


Эдвард Грей – адвокат. Латентный садист. По коротким историям его личной жизни мы можем предположить, что он приобрел свои наклонности в таких же неблагополучных семейных условиях. Возможно, он вырос в ситуации холодных эмоциональных отношений с матерью, которая была требовательна и гневлива. Потом он женился на властной и грозной женщине, которая однажды заявляется в его офис , орет, требует от него развода, топчет его одежду. А Грей, как маленький мальчик, спрятался от нее в шкафу. Но стоит ей уйти, он повторяет ее поведение (скорее всего поведение матери): он придирается к своим подчиненным, увольняет их, нанимает снова. Круг замыкается и повторяется вновь и вновь. Как буд-то мистер Грей не удовлетворен, чего-то ищет, от чего-то бежит. Он часто делает физические упражнения, доводя себя до изнеможения. Он ухаживает нежно за садом из архидей, но как-то уж очень странно их поливает: медленно и с наслаждением он вводит острую иглу шприца в их стебель. Как будто хочет дать жизнь через страдание. Он наблюдает за цветами, управляет их жизнью. Возможно это позволяет ему избежать ощущения собственной слабости и одиночества. Ему нужен обьект для своих садистических наклонностей. И вот к нему приходит Ли.
Грей очень наблюдательный. Любит подглядывать. Он получает от этого удовольствие. Особенно, если наблюдаемый обьект страдает. Грей быстро и проницательно обнаруживает склонность новой секретарши вымещать злость на своем теле, и однажды в их разговоре замечает "Вы режете себя оттого, что Ваша боль должна выйти наружу, и Вы должны видеть проявления Вашей реальной боли, а когда Вы видите, как затягиваются раны, Вам становится легче"
Грей указывает Ли, что и в каком количестве есть, как обустраивать свое рабочее место, как и с кем ходить на работу, одеваться , что делать и что не делать, и это не вызывает у неё протестных чувств, наоборот, она благодарна, "ведь я стараюсь сделать так, чтобы у вас была лучшая секретарша в офисе".
Грей запрещает Ли резать себя и она выбрасывает инструменты. Но тяга к страданию остается.
Вот отрывок из ее дневника: "Я привыкла страдать, хотя и не знаю за что. С этим человеком страдания мне не страшны. Моя жизнь как никогда полна чувств. Я нашла человека, с которыми могу поделиться этими чувствами…которого я люблю – по-своему, иначе нельзя". Для неё боль и страдания – синоним любви. Именно в такой форме она привыкла получать её от своего отца, и в такой форме получала эту любовь и её мать.
Теперь она ждет причинения боли и наказания извне – но уже символически от мистера Грея.
Для него любовь тоже оказалась недоступной в её привычном смысле. Он взял на себя роль агрессора, нападающего и критикующего.
Они постепенно приближаются друг к другу. Как буд-то хотят узнать насколько далеко они могут зайти в своей садомазохистической сексуальной игре.

Когда Ли, казалось бы, нашла в Грее то что хотела, он пишет ей письмо, в котором говорит, что отвратителен сам себе в таком отношении к ней. Он боится своей агрессии и ее подчинения. Он увольняет Ли.

Наличие сексуальной девиации может оказывать сильное влияние на личность человека. Осознание человеком своих отличий в поведении и ощущениях очень часто приводит к возникновению внутреннего конфликта, сила которого зависит от отношения общества к той или иной девиации. Именно это и произошло с Греем. Он не может справиться с конфликтом внутри себя: хочет властвовать, подчинять, унижать и испытывать при этом наслаждение. Он устал из-за постоянной борьбы с собой. Возможно, этот конфликт мог бы привести его к невротизации и психопатизации, и он оказался бы в клинике, в которой прежде лежала Ли. Но Ли спасает его.

У нее все развивается по-другому. Она (методом проб и ошибок: свадьба с Питером, знакомства с другими садистами) поняла и приняла свои особенности. Ли освободилась от контроля со стороны матери, перестала одеваться как маленькая девочка, стала ходить одна. Ли стала помогать отцу осваиваться в его новой роли трезвенника. Т.е. она взяла на себя родительскую функцию. Она решилась высказать свои чувства Грею и добиться своего, хоть и через подчинение. Она стала выражать эмоции. Это ли не рост! Тот червяк, которого она отправила в письме Грею может быть символом примитивности, безхребетности: "Ведешь себя, мол, как червяк. Сделай что-нибудь. Борись за свои чувства!".

Ли справилась со своей девиацией, одобрила ее, и это создало возможность достижения сексуального удовлетворения, и как следствие гармонизации личностного ощущения.

Развязкой отношений Ли и Грея становится момент трехдневного "ожидания" главной героини своего возлюбленного, не отрывая рук от стола, и в этом моменте заключена сама сущность мазохизма – ожидание. Ожидание удовольствия через испытания, боль, страдания. Эта ситуация выглядит довольно гротескно, но действительно отображает суть того, от чего она научилась получать удовольствие. А Грей увидел, что его принимают таким какой он есть. И его любят. И это успокоило его и придало сил. Он связал свою жизнь с Ли.

Нашли ли они свою любовь? Режиссер посчитал, что нашли. Нам показали, что подлинное наслаждение собой, настоящее самораскрытие и искренние взаимоотношения невозможны без некоторой жертвы.
И Ли уже не просто подчиняется и хочет испытывать боль, вместо невысказанных чувств, она подыгрывает мужу. Вспомним с каким взглядом она застилает постель с мужем. Она делает ему одолжение, она подыгрывает ему. Осознанно.

Существуют две большие группы сексуальных проблем:
1. сексуальные расстройства (дисфункции), то есть нарушения каких-то элементов или сторон сексуальной функции - потенции, сексуальной возбудимости, желания, мотивации или оргастических способностей и
2. сексуальные девиации, то есть необычные, атипичные, отклоняющиеся от нормы, извращенные эротические желания и влечения.
У Ли и Грея мы наблюдаем вторую группу сексуальных девиаций.
По способу реализации (в этом случае девиация связана с отклонениями способа сексуального удовлетворения):
- садизм;

- мазохизм;

БДСМ — психосексуальная субкультура, основанная на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение.
Физиологически в основе БДСМ лежит повышение уровня сексуального возбуждения человека и получения им психофизиологического удовольствия в результате сознательного нарушения тех или иных социально-детерминированных условий или табу, а также (хотя и не всегда) в результате выполнения физических воздействий, таких как ограничение подвижности, нанесение ударов, щекотание и так далее. При этом БДСМ может быть как самодостаточной практикой, не связанной с непосредственным половым контактом, так и являться частью сексуальных действий.
Отличия БДСМ от социально агрессивных и/или преступных действий определяются, прежде всего, жёстким соблюдением участниками БДСМ-отношений рамок SSC (аббревиатура от английских слов safe, sane, consensual) — принципов безопасности, разумности и добровольности.


Так же мне хотелось бы отметить, что отношения героев фильма соответствуют критериям партнёрской нормы (разработаны Гамбургским институтом сексологии):
1. Различие по полу (в настоящее время критерий не абсолютный);
2. Зрелость;
3. Взаимное согласие;
4. Стремление к обоюдному наслаждению;
5. Отсутствие ущерба другим людям или обществу;
6. Отсутствие ущерба здоровью.

Статья
119
Опубликовано: 8 апреля 2022
Комментарии
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567