Top.Mail.Ru
Особенности женской эдипализации в теориях З. Фрейда и Ф. Дольто.
Автор: Ким Ольга Андреевна, психоаналитик, г. Санкт-Петербург

Ссылка на официальную публикацию РИНЦ (Российский индекс научного цитирования): https://www.elibrary.ru/item.asp?id=46173602

При цитировании ссылка на автора и официальную публикацию обязательна.

Аннотация. В статье рассмотрены теоретические модели прохождения эдипова комплекса в теориях З. Фрейда и Ф. Дольто. Описаны особенности отличия эдипальной логики у субъектов мужского и женского пола. Особенность прохождения эдипова комплекса у девочки связана с тем, что первым объектом ее привязанности является родитель одного с ней пола, в связи с чем ей предстоит признать утрату себя в качестве объекта материнского наслаждения, совершить отказ от матери и обратиться к отцу как к любовному объекту, а после найти возможность для идентификации с матерью, тем самым утвердив себя в женской позиции. Логика женской эдипализации лежит в символическом поле, поскольку либидо, в отличие от сексуальности, может относиться только к женскому психическому, сформированному через язык.

Говоря об эдиповом комплексе, невозможно начать разговор не с Фрейда, поскольку именно благодаря ему Эдип из мифа культурного стал феноменом индивидуальным.

Несмотря на то что эдипов комплекс является фантазматической структурой, он имеет важное значение в становлении субъекта, ведь именно в его прохождении решаются вопросы выбора пола и сексуальной ориентации, отношение к телесности и к сексуальности; в процессе эдипализации субъект сделает выбор по отношению к Закону.

Еще в 1905 году Фрейд заметил, что каждый ребенок столкнется с задачей прохождения Эдипа, но подошел к описанию эдипова комплекса только в 1910 году в статье "Об особом выборе объекта у мужчин", показав логику эдипализации со стороны субъекта мужского пола.

Сексуальность человека не задана биологически, она конструируется на протяжении длительного времени, приобретая в каждом отдельном случае свою историю и уникальность, но важен и еще один момент — отличие прохождения эдипализации у субъекта мужского и женского пола.

Фрейд отмечает, что становление мужского и женского сексуального развития невозможно рассматривать по аналогии. К существующим между ними различиям мы попробуем подойти через точку зрения Ф. Дольто.

Фрейд отмечает, что либидо изначально носит мужской (активный) характер у субъектов обоих полов, однако у девочки в пубертате должно произойти вытеснение мужской сексуальности. Когда ребенок сталкивается с разницей полов, он начинает задаваться вопросами о том, откуда берутся дети, откуда появился он сам, а также вопросами разницы полов.

Нехватка знания восполняется инфантильными сексуальными теориями, которые, как отмечает Фрейд, вначале одинаковы у детей обоих полов: — ребенок предполагает наличие пениса как у мужчин, так и у женщин; — поскольку у детей нет представления о женских репродуктивных органах, рождение ребенка конструируется ими в анальной логике; — садистическое понимание коитуса, когда ребенок видит или слышит, как происходит половой акт родителей, он может фантазировать, что мужчина причиняет женщине боль.

Однако уже после 11—12 лет юный субъект конструирует свою собственную теорию сексуальности — в отличие от детства, когда сексуальность не подвергнута торможениям.

Согласно Фрейду, основными задачами, решаемыми субъектом в ходе эдипализации, становятся:

— возможность открытия выбора любовного объекта во взрослой сексуальной жизни;

— сборка частичных влечений под приматом генитальной сексуальности;

— усвоение (интроекция) отцовского закона и запрета на инцест и формирование инстанций Я, Оно, Сверх-Я.

Именно прохождение эдипова комплекса призвано установить табу на прямое исполнение желаний и связать желание и Закон, прописав отношения между участниками семьи. У мальчика разрешение эдипова комплекса связано с угрозой кастрации, он предполагает, что девочка лишилась пениса за проступок, и поскольку он к этому времени уже открыл для себя удовлетворение и чувствительность, связанную с этим органом, то начинает бояться кастрации как угрозы со стороны отца. Причем отец не обязательно должен быть реальным, этот запрет может исходить от любого взрослого.

Угроза кастрации носит фантазматический характер и воспринимается как рана, нанесенная нарциссизму юного субъекта. Если влечение стоит потери пениса, то, конечно, нарциссическое инвестирование берет верх и заставляет отказаться от матери, а инстанция Сверх-Я не позволит отныне осуществиться возврату вытесненного инцестуозного влечения.

Комплекс кастрации был подготовлен чередой уже прошедших утрат: отлучение от груди, приучение к чистоплотности и контролю над сфинктером, но главное — обнаружение желания матери, направленного не только на ребенка, а вовне, что поможет ему уйти с места объекта ее желания, чтобы сконструировать свой путь.

Так, прохождение Эдипа у мальчика связано с отношением к комплексу кастрации: он отворачивается от матери и отождествляется с отцом только через запрет на собственную сексуальность, направленную на мать или сестру. В 1924 году в статье "Крушение эдипова комплекса" Фрейд скажет, что итогом разрешения Эдипа становится формирование инстанции Сверх-Я (как результат интроецированного/усвоенного запрета на инцест).

Таким образом, эдипов комплекс является важной вехой: в рамках данной структуры осуществляется вход субъекта в культуру и логику порядка. Отныне желание будет связано не только с запретом, но и с последствиями, за которые субъект должен нести ответственность.

С девочкой все обстоит сложнее. Как и у мальчика, первым любовным объектом для нее является мать, то есть любовный объект одного с ней пола. Для девочки комплекс кастрации оказывается проблематизирован, поскольку она изначально "кастрирована". "Половая жизнь женщины распадается на две фазы, первая из которых носит мужской характер; только вторая фаза является специфически женской... Судьбоносная связь между любовью к одному родителю и одновременной с ней, обусловленной чувством соперничества ненавистью к другому, прослеживается исключительно у ребенка мужского пола".

Так, Фрейд выделяет для женской сексуальности три возможности связанные с комплексом кастрации:

1. Девочка может допустить свою кастрацию, свою недостаточность по сравнению с мальчиком, тем не менее одновременно она будет бунтовать против этого. Она может отвернуться от любой сексуальности, оставив в стороне идею мужественности и вместе с ней большую часть своей активной деятельности.

2. Она продолжит надеяться на получение пениса, останется с завистью к пенису и периодами фантазирования, что она на самом деле — мужчина. Этот комплекс мужественности может служить мостиком к гомосексуальному выбору объекта.

3. Девочка обращается к отцу как к объекту любви и приходит к эдиповому процессу намного медленнее, чем мальчик. Об эдиповом комплексе девочки Фрейд сказал: "У маленькой девочки, как мы полагали, дело должно обстоять аналогичным образом, но все же как-то иначе"; также он задается вопросом о том, что происходит с инстанцией Сверх-Я у девочки.

Фрейд предполагает, что эта инстанция слабее, и ее становление происходит на протяжении всей жизни, так как желание иметь пенис не упраздняется, но может на символическом уровне заместиться желанием иметь ребенка. Как следствие зависти к пенису Фрейд отмечает установление ревности как свойства характера — как смещенную зависть к пенису, ослабление нежных чувств к матери, на которую девочка возлагает ответственность за свою неполноценность. Именно цель получить ребенка позволяет девочке сменить мать (свой первый объект влечения) на отца (обещающего в будущем ребенка).

На этом витке Фрейд отмечает возможность возврата к мужской сексуальности в случае неустановления привязанности к отцу, тогда девочка может пойти по пути идентификации с ним. То есть Фрейд мыслит становление девочки как "череду отказов от мужской сексуальности".

Так, по мнению Фрейда, важным различием эдипализации мальчика и девочки является разное отношение к привязанности к матери как к первому объекту любви. Поскольку для мальчика он остается прежним, а для девочки необходимо обоснование смены любовного объекта и отказ от клитора как от ведущей генитальной зоны в пользу новой генитальной зоны, которой должна стать вагина.

В связи со сменой ведущей сексуальной зоны половая жизнь женщины распадается на две фазы: первоначально мужскую (женщина как объект любви и клитор в качестве ведущей генитальной зоны) и окончательно женскую (мужчина как объект любви и смена генитальной зоны на вагинальную).

Складывается картина, что для мальчика комплекс кастрации является завершающим эдипов комплекс, тогда как для девочки он предшествует началу эдипальной фазы, которая, по мнению Фрейда, не может быть преодолена до конца. В поздних работах 1930-х годов Фрейд предлагает помыслить женскую сексуальность не через аналогию с эдипализацией мальчика, а в принципиальном отличии от нее.

Согласно Дольто, вхождение в Эдип происходит на третьем году жизни. Она отмечает, что гомосексуальность в отношении матери необходима, поскольку так девочка интроецирует образ символически кастрированной женщины, но при этом оставшейся живой и все же фаллической рядом с отцом, который сверхценен как личность с точки зрения своей генитальности.

В начале установления Эдипа (Дольто относит этот момент к возрасту 3—4 лет) приобретаются новые навыки: автономность тела, личное местоимение Я, социальная принадлежность к дому, фамилии, знание своего возраста, также субъективная диалектика теперь уже автономного тела и ощущений, которые ребенок испытывает.

В контакте со взрослыми возникает чувство стыдливости. Для ребенка становится важной возможность сокрытия, оно для него сексуально и несет защиту от угрозы кастрации. Взрослый, уважая в ребенке его скрытность, допускает вербализацию, отвечает на вопросы относительно его тела, разрешает генитальную адаптацию ребенка к своим органам и желаниям.

Дольто отмечает, что только в процессе обмена символами может установиться структурирующая эдипальная ситуация. Если вербализация сексуальности приводит не к обвинению или перверсивным и соблазняющим инициациям, а к ответам согласно реалиям генитальности, благодаря которым у ребенка сформируется здоровый сексуальный нарциссизм.

Так запрос на доступ к генитальному либидо выражается вербализованным вопросом, касающимся рождения детей и их собственного появления. Между 6-ю и 8-ю годами эдипальные фантазии девочки характеризуются желанием настоящего ребенка, однако это сопровождается смертельно опасным соперничеством с матерью.

Девочка в этих фантазиях сама приходит к пониманию диспропорции половых органов отца и ее. За этим стоит тревога изнасилования всеми пенисами, которым можно придать ценность. Тревога изнасилования отцом в эдипальном периоде является для развития девочки тем же, что и кастрационная тревога для мальчика.

Любое сексуальное желание мыслится как "призыв" пениса, энергетическая ценность которого будет равняться нехватке. Отец в качестве символического представителя фаллоса находится в исключительном владении ее кастрирующей матери. Идентифицируясь с матерью, она надеется в своих фантазиях, что однажды, возможно по ошибке, отец примет ее за взрослую женщину, они поженятся, и у них будут дети.

Эта фантазия лежит в основе ее маскарадных игр. Простого наличия отца достаточно для возможности этой структуризации, активное воспитание дочери с его стороны не обязательно. Мать в данном случае амбивалентна: с одной стороны, она является препятствием отношениям с отцом, с другой стороны — может помочь достичь цели, ей можно подражать, чтобы понравиться отцу.

Однако гомосексуальная фиксация на матери может помешать установлению Эдипа, блокируя девочку в комплексе мужественности.

Дольто отмечает две возможные логики комплекса мужественности:

1. Идентификация и отождествеление себя с мальчиком в зеркальной, нарциссической логике. В таком случае любой мужчина будет всегда напоминать о том, что у него есть нечто, чего лишена женщина. Поскольку не происходит инвестиции либидо в собственное тело, восполнение комплекса кастрации будет лежать в поле воображаемого регистра.

2. Девочка начинает фантазировать, что у нее появится что-то значительное в будущем, в этом случае нет необходимости присваивать себе мужские черты, но может быть присвоено много черт в воображаемом порядке, относящихся к женскому. В данном случае происходит либидинальная инвестиция в тело, а не только в клиториальную зону. Все тело становится эрогенной зоной и пространством для украшения. Это способ занять позицию, в которой на нее направлены взгляды других, попытка создать приманку для взгляда.

Для девочки в возрасте 6 лет многое будет зависеть от отношений с матерью. Чем меньше она ощущает принятия и получает объяснений, тем больше она чувствует вину из-за своих генитальных влечений. Объяснения, данные матерью на доверительные признания девочки, помогают укреплению чувства принадлежности к женскому полу, понять роль взаимодополняемости мужчины и женщины.

Чем больше будет объяснен и известен половой акт, тем яснее станет отказ по внутренним причинам, пока тело девочки не станет женским. Для доступа к зрелости девочка сама должна разрешить конфликт, порождаемый тройственной ситуацией о половых органах трех людей (она, мать, отец), признанных местами желаний. Двое из этих людей принадлежат одному полу и имеют соперничество в отношении третьего.

Так тревога преодолевается девочкой благодаря сознательному отказу от фантазии об отце как объекте любви, это становится возможным, если мужчины в ее окружении не являются соблазняющими.

Из этого отказа следует сублимация генитальных влечений. Эдипальное разрешение для девочки, по мнению Дольто, может произойти не ранее 9—10 лет, часто даже только в пубертате, после пробуждения затихших эмоций.

Затем следует критический возраст, когда Эдип еще свирепствует, компенсация эмоционального равновесия носит истерический оттенок, переходя от возбуждения к депрессии при малейшей нарциссической ране.

Эволюция либидо происходит у девочки с эдипальным разрешением и оплакиванием мечты об инцестуозном материнстве к генитальному варианту ее собственной личности в смешанном обществе.

Так (оральные, анальные, фаллические) желания, испытываемые в отношении эдипальных объектов (отец, мать, старшие братья или сестры), получают аутентичные (неповторимые) сублимации. Тело девочки становится фаллическим, несет эстетическую ценность и служит сигналом для других девочек (для объединения в группы или соперничества) и привлечения внимания мальчиков.

Истинной конечной точкой разрешения Эдипа Дольто считает конструирование в психическом первосцены (представления о коитусе в истоке собственного существования девочки). Первосцена, проживаемая вербально и воображаемо в присутствии взрослого, не запрещающего размышления о ней, оправдывает нарциссические вложения женского тела, которое сосредоточено на привлечении фаллического, в месте гениталий, которые либидинально нагружены.

Именно с помощью значимого взрослого должна произойти инициация к законному и структурирующему представлению первосцены. Гетеросексуальность инициируется в Эдипе и разрешается с доступом к первосцене.

Согласно Дольто, локализация либидо в области гениталий не указывает на то, что девушка достигла генитального структурирования личности.

Дольто приводит пример перверсивного сценария эдипального разрешения. Когда оно не останавливается на отказе от родителя, но через влечение смерти проявляется как нарциссически сладострастное отречение от всякой половой жизни, ощущаемое как необходимое для принятия в группу (группа выступает как кастрирущая материнская фигура). Например, принесение в жертву генитальности в пользу духовной группы или клана как родительского заместителя, чьим рабом становится субъект.

Дольто отмечает, что эдипальная ситуация у женщины может затягиваться, например, в случае если первоначально (в 3—4 года) желание отца как объекта любви было смещено на куклу как на фетиш; если в возрасте примерно 6 лет, когда девочка хочет настоящего ребенка, в семье действительно появляется ребенок, то магическая вера в осуществление желания может заставить чувствовать вину за инцест со всеми последствиями символической кастрации, от которой девочка защищается, подавляя женскую генитальность.

Не раньше фазы латентности девочка может отказаться от желания иметь ребенка от отца. Первосцена приобретает инициирующую и социализирующую роль, и если девочке отказать в представлениях, касающихся полового акта, она может остаться заложницей удовольствия отца, которого она в некоторых случаях может ожидать всю жизнь.

И только с рождением первого ребенка (наполовину инцестуозного) женщина достигает эдипального роста и понимает, что ребенок принадлежит больше ее семье, чем семье его отца. Так, эдипальный ребенок, полученный благодаря мужу, по отношению к которому женщина сама была полуребенком, наконец завершает эдипальный цикл.

Затем может начаться фаза, соответсвующая выходу из Эдипа, — эволюция в автономном и культурном варианте.

Подводя итог, можно сформулировать, что девочка в логике эдипализации проживает:

— Отказ от матери как объекта любви и утрату место объекта материнского наслаждения. Это возможно через открытие измерения желания отца, направленного на мать, что делает мать окончательно запретной и дает возможность последующей идентификации с матерью и формированию отношений с желанием мужчины.

— Возможность идентификации с матерью — это возможность иметь дело с желанием отца, отцовским отказом и запретом на инцест. Идентификация с субъектом нехватки проявит в будущем вопросы материнства и измерение женского. Логика обходного пути женской эдипализации, согласно Ф. Дольто,

— это возможность субъекта женского пола в разных местах закрепиться в женской позиции. Говоря о либидо, мы всегда говорим о бессознательном либидо, и если сексуальность может относиться к женскому полу, то либидо может относиться только к женскому психическому, сформированному через язык в поле символического.

Девочке предстоит обнаружить невидимое, и это возможно через слово и поле символизации.



Библиографический список:

1. Беркутова В. В. Концепция женской сексуальности в теориях З. Фрейда, Ж. Лакана и Ф. Дольто // IV Фрейдовские чтения. Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции, проведенной в ЧОУВО "Восточно-Европейский Институт психоанализа" 21.05.2019 г. / Под ред. проф. М. М. Решетникова. СПб.: ВЕИП, 2019. С. 36— 47.

2. Фрейд З. Закат эдипова комплекса // Фрейд З. Собрание сочинений в 26-ти т. Т. 6. Любовь и сексуальность. Закат эдипова комплекса. — СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, 2015. — С. 153—162. 3. Фрейд

З. Некоторые психические следствия анатомического различия полов // Фрейд З. Собрание сочинений в 26-ти т. Т. 6. Любовь и сексуальность. Закат эдипова комплекса. — СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, 2015. — С. 163—176.

4. Фрейд З. О детских теориях сексуальности // Фрейд З. Собрание сочинений в 26-ти т. Т. 6. Любовь и сексуальность. Закат эдипова комплекса. — СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, 2015. — С. 53—72.

5. Фрейд З. О женской сексуальности // Фрейд З. Собрание сочинений в 26-ти т. Т. 6. Любовь и сексуальность. Закат эдипова комплекса. — СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, 2015. — С. 185—207.

6. Фрейд З. Три очерка по теории сексуальности // Фрейд З. Хрестоматия: в 3 т. Т. 1. Основные понятия, теории и методы психоанализа. — М.: Когито-Центр, 2016. — С. 297—405.

7. Dolto F. Sexualité féminine. La libido génitale et son destin féminin. — Paris: Gallimard, 1996. — 448 p.
Статья
360
Опубликовано: 3 ноября 2023
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567