Top.Mail.Ru
Параноидно-шизоидная позиция начинающего психоаналитика
В актуальном разрезе фигура психоаналитика в социальном и медиа пространстве довольно расщепленная и неоднозначная. Можно встретить множество представлений о том, что психоанализ - это устаревший метод, Фрейд жил сто лет назад, что у психоанализа нет никакой доказательной базы, что это пустые разговоры и прочие нападки и обесценивания в сторону психоанализа и фигуры психоаналитика. С другой стороны много идеализации, о психоанализе говорят с придыханием, что это чуть ли не единственный работающий метод, такие глубины познания себя больше нигде не найдешь, а в профессиональной среде можно найти много снобизма и пафоса по этому поводу. Из этого мы можем сделать вывод, что сам образ фигуры психоаналитика в настоящее время достаточно расщепленный.

Начало практики и сборка собственной профессиональной идентичности может носить такой же расщепленный характер. Этому способствует и сам метод, достаточно фрустрирующий, подразумевающий свободные ассоциации, игру, творчество, отсутствие инструкций, методик и необходимость создания, сборки собственного уникального психоаналитического мышления. Также изолированность и одиночество психоаналитика в своем профессиональном пути, разобщенность психоанализа и психоаналитических школ, отсутствие авторитетных фигур в русскоязычном поле психоанализа, ну и социальный контекст последних лет - все это не добавляет стабильности и каких то опор на начале пути.

Перечисленные факторы способствуют тому, что начинающий психоаналитик ощущает собственную идентичность через расщепление, что может быть выражено в форме: “я ужасный психоаналитик”, “я идеальный психоаналитик”. И идеальность тут не всегда про нарциссическое самолюбование, хотя куда же без него, идеальность может нести тотальный характер долженствования - я должен стать идеальным!

Данное расщепление и постоянная смена полюсов от ужасного к идеальному, определенные тревоги и защиты от них натолкнули меня на осмысление начала практики, через разработанную Мелани Кляйн теоретическую конструкцию параноидно-шизоидной позиции. С точки зрения данной теории расщепление первичного объекта и собственного Я на ужасный и идеальный объект является ключевым моментом. Ну и естественно данное осмысление произошло еще и по той причине, что зона моего пристального интереса сейчас принадлежит именно данной школе.

Параноидно-шизоидная позиция (далее ПШп)

В данной теоретической конструкции важно подчеркнуть слово ПОЗИЦИЯ, оно важно для понимания, так как говорит о динамике, о сменяемости одной позиции на другую, ПШП сменяется депрессивной позицией (ДП), а ДП снова сменяется ПШ. Это можно представить потоком интеграции и дезинтеграции. И важно учитывать, что здесь мы говорим не о стадиях и фазах развития с откатами к точкам фиксации. Нет! Это разные позиции, которые через бессознательные фантазии, через конгломерат определенных тревог, защитных механизмов и типа объектных отношений организовывает восприятие внешней и внутренней реальности и всю психическую жизнь.

Разработкой данной теории Мелани Кляйн занималась с 1935-1946 год опираясь на свой опыт работы с маленькими детьми и людьми в психотических состояниях. Считаю важным подчеркнуть, что не только маленькие дети и субъекты в психотических состояниях, являются теми у кого присутствует ПШп, но именно через них в более яркой и заметной форме можно наблюдать ее проявления.

Проявлением ПШп, как я уже говорила, является глобальное расщепление внешнего объекта и внутреннего объекта собственного Я на плохой и хороший объект. Но в младенчестве объект даже не плохой и хороший, а идеальный и ужасный. Категория отсутствия младенцу еще недоступна и тогда отсутствие хорошего объекта, любой опыт неудовольствия и фрустрации воспринимается, как приход плохого объекта, что вызывает тревогу.

На ПШп тревога персекуторная, - это страх за собственную целостность, страх аннигиляции, фантазия, что идеальный объект утерян навечно. Тревога вызывает агрессию, агрессия проецируется на внешний объект, что в свою очередь вызывает параноидную тревогу. Фантазия о том, что объект имеет по отношению к субъекту намерения, часто агрессивные, преследующие.

Защитные механизмы на ПШП - это отрицание, проекция, проективная идентификация.

Об отрицание Кляйн пишет так: “Отрицание - в своей наиболее крайней форме … эквивалентно уничтожению любых фрустрирующих объектов и ситуаций, и таким образом тесно связано с сильным чувством всемогущества, которое существует на ранних этапах жизни”. (Мелани Кляйн, “Некоторые теоретические выводы касательно эмоциональной жизни младенца”)

Проекция - вынесение вовне частей самости, перенаправление импульса на внешний объект и мир.

Проективная идентификация (ПИ) - это внедрение своих частей самости в объект, с целью установления контроля над ним или завладения его содержимого.

Для Кляйн ключевым в диагностике нахождения на той или иной позиции субъекта являлась тревога, если это ПШп- то тревога персекуторная или параноидная, если Дп то это страх за целостность объекта и страх собственных агрессивных импульсов, которые могут этот объект разрушить. Последователи Кляйн вопрос диагностики позиций относили к способам ПИ.

ПШп последователи Кляйн.

Уилфред Бион разделил ПИ на патологическую и условно нормальную. Различие зависит от степени насилия и садизма в данном защитном механизме. ПИ может быть как эвакуация, садистическое вытаскивание своих частей в другого, а может быть как способ коммуникации и эмпатии.

Рональд Бриттон по примеру Биона пошел дальше и предложил нам патологическую и нормальную ПШп. Хотя об этом писала и сама Кляйн в работе “Об чувстве одиночества”, но данную мысль развернул и представил более объемно Р. Бриттон в своей статье “До и после депрессивной позиции”. В анонсе представлена таблица из данной статьи и мы видим, что процесс развития и восстановления развития - это постоянная смена и усложнение ПШп и Дп. Бриттон отмечает изначальную ПШп, как n, а новые и новые витки усложнения будут смениться на n+1, n+2 и т.д. Так выглядит процесс усложнения психического и каждый виток развития, каждая последующая ПШп не равна предыдущей.

Здесь так же хочется добавить еще одну мысль У. Биона, что развитие возможно только в момент встречи с плохой грудью, с плохим объектом, в момент дезинтеграции психического, получается в момент перехода на ПШп. Чтобы была возможность построения нечто нового, нужно уничтожить и пересобрать старое. Это и есть нормальное течение работы психического и условно нормальная ПШп.

А что же является патологичным при ПШп?

Патологичной может быть любая позиция, не только ПШп, но и Дп, если включаются маниакальных или меланхоличных способы защиты от тревоги. Маниакальный способ - это обесценивание значимости объекта, идеализация себя и отрицание в собственной зависимости от хорошего объекта. Меланхоличный способ - это идентификация с плохим объектом, уверенность в собственной никчемности, плохости и таким способ уворачивание от встречи с хорошим объектом. Оба способа объединяет, помимо уворачивания от встречи с хорошим объектом, то факт, что в их основе идея всемогущества, нет принятия ответственности за собственную агрессию, нет возможности исправитьрепарировать ущерб, который может быть причинен объекту.

Как ПШп нормальная и патологичная может быть представлена у начинающего психоаналитика

Я обозначила основные ракурсы ПШп, по которым мы можем осмыслять и думать о ней через начало практики.

Первое, по заветам Мелани Кляйн - это персекуторные и параноидные тревоги. Страх разрушения, страх пустоты в практике, что все клиенты уйдут, коллеги отвернуться и собственные силы, психоаналитическое мышление покинет тебя.

Профессиональная идентичность ощущается хрупкой, а каждый негативный опыт, может как будто разрушить, уничтожить практику и психоаналитика. Есть ощущение, что коллеги и профессиональное сообщество имеет по отношению к тебе намерение, фантазии о наблюдение, составление мнения о тебе, критики, а в случае ошибки на тебя и тебя нападут и отвергнут. Все это может в разной степени ощущаться тотальным, что аналитик не сможешь восстановить разрушенное, утерянное. Если что то не получается, то может возникнуть ощущение, что это с тобой навсегда, что это никогда не получится.

С позиции теории Мелани Кляйн тут появляется место подумать, а кто на самом деле представляет угрозу и нападает? Агрессивные импульсы аналитика проецируются и масштабированные до профессионального сообщества, супервизоров, коллег и анализантов. Возникающие параноидные тревоги, хоть и могут быть тяжело переносимы, но они способствуют развитию наблюдающего Эго, и встречи с реальностью, в которой фантазия не подтверждается и агрессия смягчается.

Но откуда агрессия растет?

Из зон фрустрации - отсутствие клиентов, та динамика, когда клиенты приходят и уходят, не доходят, прерывают анализ. Так как на ПШп клиенты могут восприниматься психоаналитиком не как отдельные объекты, а как собственные частичные объекты, то любой отказ и прерывание с их стороны переживается болезненно, как нечто говорящее про тебя, именно тебя покидающее.

Если продолжать растить фрустрацию, то здесь важно упомянуть тему продвижения. Социальные сети, агрегаторы, профи.ru и другие площадки, все это превращается в кашу, где нет понимания для собственного способа заявления о себе, нет отношения к продвижению, как к части работы, где необходимо построить структуру, схему, как и где это можно осуществлять. Опять же способы продвижения становится слишком личными и слипшимся с собственным Я. Посты не пишутся, сторис не лайкаются, рилсы не залетают и другие значимости и активности важные для психоаналитика могут не получать обратной связи и поддержки во вне и все это может принимать значение, как нечто говорящее о тебе, как о специалисте.

Отсутствие четких критериев по которым можно оценить себя, свою работу, свое продвижение, так же ложится грузом ответственности и фрустрации, так как критерии оценивания необходимо выстроить для себя самостоятельно.

Все перечисленное при отстранение и взгляде со стороны, абсолютно нормально не только для начала практики, но и для практики в целом, но так как на ПШп нет способности к выдерживанию фрустрации, к категории отсутствия, либо эта способность слишком мала, то все перечисленное вызывает бурю агрессии, которая может быть выражена в зависти, жадности и ревности.

Из агрессивных импульсов может сформироваться фантазия, что все остальные коллеги залетают в профессию с ноги, на скорости 120 км в час. Здесь может появиться фантазия, что у других стабильная практика, много клиентов, все получается, каждая сессия просто как из учебника или статьи Уилфреда Биона и что только у тебя какая то каша и тебе ничего не понятно. Чужие идеи, тексты, публикации - воспринимаются, как нечто гениальное. Преподаватель, ведущий курсов, супервизор замечает и выделяет других, идеи, которые тебе непонятны. Помощь, советы, рекомендации от коллег на интервизиях вызывают зависть и желание разрушить их. Появляется жадное желание вбирания всего подряд, курсы, книги, консультаций. Думаю, тут этот список можно продолжать и продолжать. Характерным же является желания разрушить, отнять хороший объект у Другого, но не найти его у себя.

В итоге это может принимать формы перенаправления, перераспределения агрессии, на более продвинутом уровне агрессия будет выражаться на определенные психоаналитические школы, взгляды, на определенные курсы, преподавателей и коллег. Через такое смещение, перенаправление агрессии появляются способы размещения агрессии внутри и выражение ее в спорах, конфронтациях, в написание собственных работ, дают развитие и нормальную здоровую конкуренцию в профессиональном поле.

Но если рассматривать агрессивные импульсы зависти, жадности, ревности с точки зрения патологических процессов (маниакальный и меланхоличный), то там скорее всего встреча с коллегами для спора и конфронтации не случится. Оба способа защиты объединяет всемогущество и здесь необходима изоляция, работа отрицания, способствующая всемогуществу.

Маниакальная защита может выражаться в полной уверенности в своих возможностях, результативность, постоянное подтверждение через клиентов своей значимости и успешности. Возможно там будет отрицаться необходимость собственного анализа и супервизий, формат работы может принимать форму коучинга и наставничества, причем не обязательно так позиционироваться (коуч и наставник не равно маниакальные защиты). Агрессия будет искать способ выхода, через то, чтобы сделать объект подчиненным, обесцененным и нуждающимся в специалисте, что является деструктивным и патологичным для анализанта.

Второй вариант меланхоличный. Агрессия направляется на себя: я плохой, ничтожный, я занимаю чье то место, отнимаю хлеб у коллег, у своего аналитика, я посижу тут в сторонке помолчу, буду идеализировать всех и вся и распинать себя. В работе будет сниматься с себя всякая ответственность, принимать клиентов за копейки, когда работы и терапевтического альянса не случится, в этом найдется лишь подтверждение собственной плохости и опять же всемогущественной убежденности, что я плохой, без возможности репарации и способности осмыслить как это исправить. Все это также не несет ничего хорошего для практики и анализантов.

Но хочу сразу вернуться к схеме из статьи Рональда Бриттона на стадию регресса, где показано, что даже патологические формы могут выйти на уровень нормальных и продолжить дальше развиваться в нормальном русле. Скат в маниакальные и меланхоличные защиты не всегда принимает тотальный глубинный характер, он может быть краткосрочным, но и долгосрочным, как свойственный субъекту конгломерат собственных защит. Если это нечто долгосрочное, то по моему мнению психоанализа не случится, случится что то другое.

Завершить данную статью мне хотелось бы примером из начала практики Дэвида Белла, британского психоаналитика, он делился им на курсе обучения. Его супервизором была Ханна Сигал. Однажды он пришел к ней на супервизию и она сказала ему, что он слишком осторожен, как будто боится запачкать ботинки, стоит в сторонке и не входит в процесс, но в нашей работе невозможно не испачкаться. “Не бойся, пачкайся и приходи ко мне, чтобы очищаться”.

Не важно, на какой позиции мы находимся на ПШп или на Дп, на условно нормальной или патологической позиции, не страшно ошибаться, пачкаться, а важно замечать это, обсуждать, говорить, нести к аналитику, нести к супервизору, не замыкаться в себе, искать помощи в профессиональном сообществе. Именно через череду движения позиций, отката и подъема и проходит начало практики, скорее всего не только начало практики, но и вся практика, но об этом я узнаю только спустя годы.

ПШп - это еще и надежда на интроекцию хорошего объекта и большую целостность, что со временем будет меньший градус расщепленности и тревог и большая способность справляться с ними, что несет в себе Дп.
Статья
65
Опубликовано: 9 июля 2024
Комментарии
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567