Психоанализ ребёнка. "Бессознательный образ тела" по Ф. Дольто
Надо сказать, что до знакомства с работами Ф. Дольто меня не привлекал детский психоанализ. Я не могла вообразить, что мне может сообщить малыш, который только начинает жить. Не убедило меня заинтересоваться этой темой и знакомство с работами Мелани Кляйн с её методом анализа через игру. Но в случае с Дольто всё оказалось иначе. Я погрузилась в чтение её работы "Бессознательный образ тела" (1984) и кажется утонула с головой. Читать её хочется медленно, потягивая и смакуя, перебирая и шурша страницами бессознательного души юного субъекта, неизбежно вспоминая и понимая свою собственную историю.
Наверное, никого из взрослых людей не удивит описание человеческого тела. Руки, ноги, туловище, голова и всё остальное - трудностей в узнавании и определении не возникнет. Всё индивиды, одного вида и живущие в одно историческое время в подавляющем большинстве одинаковы. Дольто в связи с этим вводит понятие схемы тела, которая однако для самого индивида, не смотря на всю свою очевидность не может быть полностью сознательна, а "частично бессознательна, но также предсознательна". Эта схема структурируется через обучение и опыт, понимания как оно работает в пространстве, неся своё физиологическое либидинально нагруженное существование оставляет простор для фантазирования и вырисовывания его в своих представлениях. Речь другого, важного взрослого, в первую очередь матери с самого начала очень важна. Рождаясь, малыш остаётся встроенным в материнское тело в своём бессознательном. Через мать (в идеале), её прикосновения, поглаживание, через артикуляцию, "Я – есть!" проникает сквозь всю его жизнь. Голос, взгляд, дотрагивание, через которые субъект будет переживать собственное постоянство. Но, "схема тела не есть его образ" обращает наше внимание Дольто. Образ тела абсолютно бессознателен. У человека с нарушенной схемой тела, с увечьем, отсутствием его частей может быть абсолютно полный образ тела. И наоборот, у совершенно здорового и полноценного в физическом смысле человека его образ собственного тела может казаться увечным. Ф. Дольто приводит пример случая Дениз Легри, женщины без конечностей, автора книги "Рожденная такой". Калека от рождения, она была горячо любима отцом, матерью и их социальным окружением, благодаря чему сохранила здоровый образ тела.
Эта конструкция истинно динамическая. Первоначально формируя базовый образ тела, ребенок только в начале этой захватывающей эволюции и дальнейшее его телесное конституирование размечено чередой кастраций. Всё они перетекаемы и имеют свою судьбу. Так, например, по Дольто функциональный бессознательный образ тела, видимые в схеме тела – его части: руки, ноги, обретают свою свободу в череде кастраций. Рука начинает "тянуть в рот" всё, что в неё попадает, пройдя оральную кастрацию, отказ в материнской груди. Та же самая рука в анальной фазе развития отбрасывает рукой или ногой попадающиеся предметы. Но тело ещё автономно, оно не сексуировано. Эрогенный бессознательный образ тела формируется вокруг отверстий с схеме тела. Слышать, видеть, контролировать дефекацию, нюхать, выбирать то, что хочется взять в рот – все это формируется бессознательно в ряде кастраций в личной истории индивида. В этой связи, невозможно предположить порядок этой эволюции, которая всегда сингулярна. В полной мере кастрация проявляет себя при встрече с зеркалом. Это так называемая фаза зеркала, когда юный субъект обнаруживает себя перед холодной поверхностью зеркала и утрачивает своё представление, как о взрослом. Обнаружение себя маленьким, позволяет ему обратить внимание на других детей. С этого момента "ребенок испытывает чувство стыда, толкающее его к целомудрию: не показываться голым, не осмеливаться смотреть одновременно на половой орган и лицо тех, кто для него "Я-Идеальное"". Ф. Дольто писала, что первичная кастрация служит мостом, с одной стороны, между анальной кастрацией, с которой она связана, и, с другой, эдиповой генитальной кастрацией, которая следует прямо за ней". Можно сказать, что сексуированное тело отмечено эффектом первичной кастрации. Она наступает "после сознательной ментальной интеграции оральных и анальных этических законов — запрет на каннибализм, вандализм и убийство". После опыта зеркалом, представления о людях изменяются. Юный субъект начинает различать мальчиков и девочек, задается вопросами их различия, открывает свой пол, а вслед за этим переживает генитальную кастрацию, запрет на инцест. До сих пор интуитивное представление своего бессознательного образа тела "уступает место представлениям образов, сознательно ценных и видимых". "Ребенок рисует персонажи такими, какими бы он хотел, чтобы зеркало ему представляло в образе тела: в виде, согласованном с его нарциссизмом". Пережив при рождении примордиальный нарциссизм и бессознательно приняв тот факт, что он выжил, а вместе с этим и пупочную кастрацию, опытом зеркала юный субъект открывает собственное лицо и встречается с первичным нарциссизмом. Нарциссическое же следствие после принятия генитальной кастрацией, а с ней и запрет на инцест, Дольто именует вторичным нарциссизмом. Это "уровень отношения с самим собой, достигаемый субъектом в момент, когда он преодолел этот структурирующий этап последней из кастраций. Эта последняя кастрация инициирует его в социальную жизнь". Можно сказать, что фаза зеркала, вместе с его нарциссическим отражением, открывает ребенку путь "за сохранение по-своему подобия взрослому, чтобы завоевать статус человека". "Я сам" однажды сказал мой сын…
Внезапно мне вспоминается знаменитый и очень любимый мной Пиноккио – персонаж сказки Карло Коллоди. Приобретя схему тела, благодаря выстругиванию из полена, прошедший череду кастраций и столкнувшись с безжалостным зеркалом, отразившись в нём, как нарцисс, он так хотел стать настоящим мальчиком, что стал им.
Хэштеги:  
Статья
56
Опубликовано: 16 ноября 2022
Комментарии
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567