О чём кричит ребёнок?! Попробуем читать между строк…
Одной из проблем, с которой нередко приходят к детскому психологу, является проблема детской агрессии. Ребенок плачет, кричит, дерётся, кусается, обзывается, протестует, обижается, не слушается, убегает, всё делает вопреки родительским требованиям – примерный и неполный список того, что беспокоит родителей. Бывает, что по мнению родителей, ребенок стал так себя вести совершенно внезапно, и до определенного возраста он был очень спокойный и послушный. Бывает по-другому, и тогда родители утверждают, что ребенок с самого рождения много кричит и злится. Так или иначе, но родители чувствуют свою беспомощность, бессилие, отчаяние и вину, и, что вполне закономерно, – свою собственную агрессию по отношению к своему ребёнку.

Существует также другой вариант детского поведения, которое беспокоит родителей: ребенок - послушный и молчаливый, робкий и практически никогда не выражает протеста, как будто не имеет своего мнения и не отличается инициативностью. На первый взгляд, эта ситуация прямо противоположна предыдущей, но это только на первый взгляд. В действительности, такая проблема также может быть связана с агрессией ребенка (точнее, как будто с её полным отсутствием). Такое может происходить тогда, когда ребенок, отчаявшись найти безопасные условия для выражения негативных чувств вовне, смиряется и неосознанно "выбирает" путь сокрытия собственных эмоций "внутри самого себя". Для окружающих ребенок выглядит молчаливым, тихим, застенчивым и всегда на всё согласным.

Давайте попробуем разобраться с тем, откуда берется такое детское поведение и как можно попытаться помочь ребёнку и самому себе.

В психологии существует такое понятие – "контейнирование" эмоций, которое заключается в способности человека выдерживать очень сильные эмоции и перерабатывать их внутри себя таким образом, чтобы они не оказывали разрушающего воздействия на психику. Способность к контейнированию не стоит путать со сдерживанием сильных эмоций, с их насильственным удержанием внутри себя. В таком случае, можно говорить, как раз-таки о разрушительном действии эмоций, которое может выражаться не только в нарушении поведения, но и психосоматически, то есть через телесную болезнь.

Сложнее всего, как правило, обстоит дело с контейнированием агрессии, поскольку именно агрессия вызывает высокое нервное и психическое напряжение.

С необходимостью контейнирования уже в роддоме сталкивается каждая женщина, родившая ребенка. Радость от встречи с малышом, облегчение после родов довольно быстро сменяются сильной тревогой. Младенец кричит, кричит сильно и истошно, совершенно очевидно, что его что-то очень беспокоит. Варианты могут быть разные: он голоден, у него болит голова, живот, или любой орган в теле, возможно ему страшно, а может быть холодно или жарко…К великому маминому сожалению, малыш не в силах не только сказать или дать хоть какой-то знак о том, что именно его беспокоит, но он ещё и сам не может определить для себя, почему ему плохо. Он ждёт как раз того, кто догадается сам и сможет решить его проблему. Но младенец сначала не понимает, что есть "что-то" или "кто-то", способный ему помочь и поэтому он просто отчаянно кричит, будучи абсолютно не в силах выдержать самостоятельно своё собственное нервное напряжение.

И вот мама, несмотря на физическую боль и усталость, подходит к младенцу. Она пытается прикладывать его к груди, проверяет сухой ли он, пробует распеленать или наоборот укутать потеплее. Возможно, это помогает, а возможно, младенец продолжает плакать, а ведь перепробовано уже практически всё. Тогда мама просто носит его на руках, качает всеми способами, на которые способна её фантазия, и тихим спокойным голосом поёт ему песенку или просто говорит с ним о том, что скоро всё пройдёт и ему станет хорошо и что она всегда с ним, и что ему нечего боятся...И малыш наконец-то начинает затихать и засыпает. И так малыш получает свой первый опыт контейнирования мамой своей детской агрессии, боли и напряжения. И вместе с успокоением он начинает чувствовать, что окружающему миру можно доверять, и на его детский крик о помощи всегда найдется отклик. Для малыша это означает, что мир хороший, а значит и он сам-хороший, ведь на него реагируют. И это, в том числе, становится основой для его будущей самооценки.

Младенцы рождаются с разной потребностью в контейнировании. Какие-то из них выглядят спокойными и большую часть времени безмятежно спят, какие-то, наоборот, требуют постоянного внимания. Точные причины этому назвать сложно, и маме приходится адаптироваться к той потребности, которую ей транслирует именно её ребёнок. Но даже самые спокойные младенцы по мере своего взросления сталкиваются с тем, что какие-то из их потребностей не могут быть полностью удовлетворены. Это происходит отчасти потому, что родители не всемогущи, а отчасти потому, что некоторые детские желания просто не должны удовлетворяться. Совершенно закономерно, что ребенок в ситуациях, когда его желание не может исполниться, реагирует не радостью, а раздражением, и даже гневом. И в таких случаях снова необходимо родительское контейнирование. И если раньше младенческая агрессия была обращена в целом к окружающему миру, была как бы рассредоточена, то теперь подрастающий ребенок уже злится конкретно на маму или папу, теперь он может гневно кричать им "я тебя ненавижу!" и сердито топать при этом ногами, может швырять вещи, даже пытаться ударить или укусить родителя.

Безусловно, родителю становится намного сложнее контейнировать такие "выходки". От чувства обиды, несправедливости и собственного бессилия родитель выходит из себя, грубо ведет себя с ребенком и дальше погружается в собственное чувство вины. Так и замыкается круг, состоящий из ребенка, который не имеет другого способа выражения собственной агрессии и взрослого, который мечется между необходимостью сохранить свой родительский авторитет для ребенка и страхом сделать ребенку слишком больно. Начинаются поиски "золотой середины" в реагировании на его агрессию.

Вначале неплохо разобраться с тем, почему в принципе агрессия ребенка воспринимается родителем слишком болезненно. Вполне естественно, что любому человеку неприятно, если на него незаслуженно кричат и обвиняют. А если ребенок выходит из-под контроля в ситуации, когда это менее всего удобно родителям, когда есть осуждающие "зрители", то сохранить спокойствие становится еще сложнее. Но тем не менее, все эти детские проявления принимать и регулировать гораздо легче, если родитель осознаёт свои собственные чувства в этот момент. Что это могут быть за чувства? У всех они разные. Это может быть страх почувствовать себя беспомощным и бессильным, страх собственной слабости. Кто-то очень переживает за своё несовершенство в целом, и как родителя, в частности. Для кого-то агрессия ребенка - это показатель того, что он (родитель) обесценен, не уважаем, не является авторитетной фигурой…Естественным образом, испытывая все эти чувства, да ещё и не осознавая большую часть из них, вряд ли может идти речь об успешном контейнировании.

Ребёнок же, посылая неосознанный "запрос" в виде собственной агрессии, просит родителя помочь ему справиться с этими разрушительными чувствами. За криком "я тебя ненавижу!" возможно спрятано бессознательное "покажи мне, что ты меня любишь!", за топаньем ногами и укусами скрыто "научи меня, где границы между мной и тобой", за безудержной истерикой на виду у других людей стоит детская просьба "покажи мне, что я важнее, чем мнение других людей". Во время агрессивной вспышки ребенок хочет убедиться в том, что он будет любим и принят не только, когда он добрый и послушный, но и тогда, когда он упрямый и злой. И если в такой момент говорить ему: "если ты не прекратишь кричать, я оставлю тебя в магазине (отдам вон той тёте и т.д.)", то значит ребенок услышит, что он не имеет права на гнев, он должен быть всегда удобным, а значит он не любим таким, какой он есть. Но в детях, как правило, много надежды, смириться с таким выводом не так-то просто и поэтому он будет вновь и вновь провоцировать подобные истерики, чтобы в какой-то момент всё-таки переломить ситуацию и почувствовать родительское принятие.

Ребенок сможет успокоиться и остановить свою истерику без ущерба для своей незрелой психики только в том случае, если почувствует, что его услышали. Если родитель сможет понять и принять тот скрытый посыл, который спрятан за явным криками "я тебя ненавижу", "я не буду тебя слушаться", сможет ответить ему так, как это необходимо ребенку, то будет сделан первый шаг к выходу из этой напряжённой ситуации. Когда любой человек чувствует, что его слышат? Тогда, когда с его чувствами соглашаются. Здесь важно разделить, что речь идёт именно о принятии чувств, а не о точке зрения ребенка и о том, чтобы сделать то, что он хочет (или не хочет).

Например, вам нужно непременно заканчивать прогулку, а ваш ребенок хочет "еще чуть-чуть" покататься на качелях? Он вот-вот разразится криком на всю детскую площадку или уже сделал это. Попробуйте сказать ему совершенно спокойно: "Я понимаю тебя, ты злишься, ещё бы, ведь ты так хочешь погулять, но получается, что сейчас погулять мы не можем. Знаешь, это всегда неприятно, когда какое-то наше желание не может быть исполнено. Наверно, ты злишься и на меня. Но я хочу, чтобы ты знал, что я тебя люблю, просто у нас сейчас нет возможности продолжить прогулку".

При таком ответе ребенок усваивает важные вещи: во-первых, он имеет право на агрессию и выражение негативных чувств, родители способны выдержать эти чувства, и не перестают любить его, а значит принимают его любым. Во-вторых, ребенок чувствует, что родители тоже не всегда имеют возможность исполнять свои желания, существуют ограничения для этого, но при этом, они способны это переносить и жить дальше. В-третьих, приходит понимание, что любовь родителя не зависит от его готовности исполнять любую детскую просьбу, и любовь – это любовь, она есть всегда, даже, когда маме или папе всё-таки нужно сделать по-своему.

Однако, как бы ни хотелось решить проблему детского протеста быстро и эффективно, рассчитывать на устойчивый результат можно, если такая реакция войдёт в семейную привычку. Кроме того, то, что говорит родитель не должно идти вразрез с тем, что родитель ощущает в этот момент. В обратном случае дети легко чувствуют подвох и вряд ли легко смогут успокоиться.

Способность к такому реагированию у всех людей разная, и формировалась она аналогичным образом. Другими словами, чем больше к адекватной реакции на нашу агрессию были склонны наши родители, чем внимательнее они нас слышали в детстве и понимали, чем крепче была в детстве наша эмоциональная опора, тем выше наша собственная способность к контейнированию наших детей. К сожалению, обрести это умение только путём чтения подходящей литературы или просмотра видеоматериалов, довольно сложно. Устойчивый результат может быть достигнут с помощью психотерапии, в процессе которой естественным образом приобретается опыт "контейнирования".
Статья
737
Опубликовано: 25 октября 2019
© Personal Invites, 2022
OOO "Профессиональная интеграция"
ИНН 7813659466
ОГРН 1217800194567