Мгновенная карма как идея справедливости
— Разумеется, они выбрали путь в рай! Если все остальные вели в ад…

"Восставшие из рая" Генри Лайон Олди

Идея справедливости — одна из самых желанных и бурно обсуждаемых идей. Её очередные трактовки ложатся в основу новых теорий и религий, объединяют людей в сообщества и характеризуют целые поколения.

Очень часто можно слышать рассуждения о том, что в нашем мире господствует закон бумеранга или закон кармы, и что за всё плохое, сделанное кому-то, обязательно придётся расплачиваться в следующей или в этой жизни. Но как представить себе механизм этого закона жизни?

Писатели-фантасты под псевдонимом Генри Лайон Олди в своём произведении "Восставшие из рая" описали иной мир, окутанный полупрозрачной паутиной, колебания которой запускают механизм мгновенной кармы. Главный герой Энджи, случайно попавший туда, описывает свои ощущения: "Она [паутина] облепила меня со всех сторон, клейкими нитями опутав руки, ноги, мозг; я слабо ворочался в ней — бездумно, бессмысленно — а от движений моих по нитям, как по струнам, бежал легкий трепет, и вдалеке равнодушно-сытым пауком ждал таинственный Переплет… Он отражал дрожь, рожденную мной, и она возвращалась ко мне — результат моих трепыханий, моих Поступков, моих… Возвращалась, становясь судьбой".

Казалось бы, кто-то создал рай, где закон справедливости материализован наравне с физическими законами в абсолютной неподкупности, но живущие там не наполнены счастьем, они заняты постоянным соблюдением ритуалов поклонения таинственному закону Переплёта. "Ритуал въелся им в душу, пропитал плоть, растворился в крови…— Да не сотворим мы ничего, колеблющего Переплет!" — произносили жители как молитву.

Наказание по закону Переплёта возникало в том случае, если другому, принявшему эту веру был нанесён ущерб. Но как же можно предугадать все тончайшие взаимосвязи, которые в будущем обернутся либо добром либо злом для другого человека? Более того, даже в добром поступке по отношению к одному может содержаться зло по отношению к другому. Однажды герои рассуждали о том, что если ты спасаешь девушку от нападающего, то ты причиняешь зло нападающему, ты рушишь его планы и чаяния, делая добро девушке. Эта неопределённость последствий приводила к тому, что люди боялись совершать любые Поступки. Они старались стать незаметными, почти не говорили друг с другом, а самых высокопоставленных из них даже называли Равнодушными.

"Не совершай…" — шептала тьма на ухо главному герою — "Не совершай… ничего не совершай… ничего…"

Особую пикантность ситуации добавлял тот факт, что жители "рая", свято чтущие идею справедливости, могли безнаказанно наносить вред и даже убивать людей, не принявших их веру, потому что закон Переплёта не распространялся на пришлых из других миров и не прошедших процесс инициации. И, вероятно, для верующих возможность изливать свою агрессию на чужаков и совершать хоть какие-либо Поступки, имела огромное значение.

В основании этого "рая" находилась Зверь-Книга, в которой были прописаны судьбы всех живущих. И согласно вездесущему и всеведующему закону Переплёта любое отклонение от прописанной судьбы становилось Поступком, который возвращался человеку, в виде колебаний паутины событий.

Существовал всё же один единственный способ ускользнуть от кармы. Если кто-то в разговоре говорил фразу: "Беру всё на себя", то вся ответственность за происходящее далее между этими людьми доставалась берущему. И среди жителей ходила легенда, что однажды придёт "Тот Кто Берёт Всё на Себя" и дарует им свободу.

Эта история сильно перекликается для меня с психоанализом. Действие кармы можно легко связать с работой инстанции Супер-Эго, в которой формируется наша совесть. Родительские запреты, как важная составляющая формирующейся морали, ложатся в основе понимания хорошего и плохого, добра и зла, но в некоторых случаях могут доминировать в психике человека и чересчур сковывать, блокируя любые свободные порывы. В этом случае любой поступок, не одобренный Супер-Эго, может запустить бессознательные механизмы самонаказания. Таким образом, сама психика человека способна формировать паутину из личностных смыслов, погружающую человека в состояния ада или рая.

Взрослея, мы пересматриваем роль авторитетных фигур и отдельных установок, возможно, заполняем нашу психику более подходящими на наш взгляд авторитетными фигурами. Ускользая от старой "кармы", мы выстраиваем внутреннее пространство по своим законам. Но чтобы развернуть карту иных возможностей, нам необходим пример, кто-то другой, возможно, "Тот Кто Берёт Всё на Себя", чтобы начать говорить и совершать поступки. Иногда такую роль выполняет психоаналитик, создавая межличностное пространство, свободное от запретов на вербальное выражение мыслей и чувств.

Главный герой рассказа Энджи, осваиваясь в новом незнакомом мире, не понимал сначала особого статуса Поступка и с радостью произносил фразу: "Беру всё на себя", интуитивно повторяя услышанные слова. После этой фразы люди становились более смелыми, охотнее вступали с ним в диалог, рассказывая интересующую его информацию.

Энджи однажды решил узнать, кто сидит у основания этого "райского" мира, и нашёл он удивительного Зверя-Книгу, который имел две ипостаси. Одна ипостась – Книга – была хранилищем судеб человеческих. Всезнающая, безмолвная Книга Бездны, Книга Небытия была молчаливым созерцателем. Её читали, её писали, но она сама ничего не хотела, ничего не желала и не чувствовала.

Вторая ипостась основателя рая была Зверем с огромной пастью, чешуёй и хвостом, который мог говорить, двигаться, и даже страстно желать, но не было у него знаний Книги, и даже возможности её до конца понять.

Зверь страдал от невозможности насладиться своими же плодами, плодами Книги, и поэтому он пытался творить, создавать человеческие судьбы, но это приводило лишь к уродованию человеческой природы. Путеводная паутина, помогающая делать правильный выбор, становилась сетью, лишающей этого выбора. Зверь-Книга страдал от отсутствия собственного бытия, и создавал его, глотая чужие жизни, лишая свободы огромного количества людей. И не могла эта бездна пресытиться.

Зверь предложил однажды Энджи поиграть вместе с ним в Бога, исправить ошибки, отточить механизмы кармы, чтобы сделать жизнь людей лучше, но главный герой решил, что только разрушение Переплёта может вернуть свободу людям. Энджи совершил задуманное, и ему в этом помогли особые люди, скитальцы со всех параллельных миров, которых называли по-разному, но все они были "Неприкаянные". Считалось, что они сгущают по плотности события, ускоряют наступление судьбы, увеличивают вероятности происходящего и, в конечном итоге, становятся возможностью невозможного. Авторы до конца не раскрывают, что делало их такими особенными, но я предположу, что Поступки.

Если посмотреть на наш мир и задуматься о том, стал бы он лучше с законом бумеранга?

Мало нам физических, химических и биологических законов, которые во многом определяют наши возможности, стремления и миропонимание? Мало нам социально-культурного контекста, благодаря которому мы ограничены в своих желаниях? Хотели бы мы добавить к этому ещё ниточки, привязанные к частям тела, фиксирующие любое движение, и формирующие обратный эффект? Я думаю, что нет. Мы, конечно, несём ответственность за наши поступки перед собой и обществом, но социальная форма регулирования человеческого поведения более мягкая и изменчивая по сравнению с бескомпромиссными законами природы.

"Кто я на самом деле?!" – задаёт вопрос Энджи, читая Зверь-Книгу, - "Человек? Тогда — который?.." и в итоге "Берущий Всё на Себя" становится возможностью невозможного.



На основе произведения "Восставшие из рая" в цикле произведений "Бездна голодных глаз". Авторы Дмитрий Громов и Олег Ладыженский по псевдонимом Ге́нри Ла́йон О́лди.
Хэштеги:  
Статья
335
Опубликовано: 16 октября 2019
© Personal Invites, 2019